Шестая служба УСБ - ФСБ
71.list

Шестая служба УСБ

Вероятно, наибольшую известность среди подразделений УСБ приобрела Шестая служба, которую также называют «сечинским спецназом». Структура была создана в 2004—2005 гг. по инициативе вице-премьера Игоря Сечина, в то время занимавшего должность заместителя руководителя Администрации президента РФ.
«Сечин пользовался полным доверием Путина и зарекомендовал себя за многие годы абсолютно надежным человеком, — отмечает эксперт из окружения Николая Патрушева (s20). — Он просил дать ему в прямое подчинение целое подразделение ФСБ, сформированное из проверенных и профессиональных людей, которые бы защищали интересы и самого Сечина и Путина. Президент всегда опасался, что ФСБ станет подконтрольной кому-то одному и старался этого не допустить, поэтому он поддался на уговоры Сечина и Патрушева и такое разрешение дал. Николай Платонович потом пристроил своего младшего сына Андрея к Сечину советником председателя совета директоров „Роснефти“, где он года три проработал на очень хороших условиях».
Новая частная силовая структура должна была стать, по словам двух источников Центра «Досье», «личной гвардией» Сечина, которая также была призвана «обеспечивать безопасность Путина». Как отмечает эксперт, близкий к руководству «Газпрома» (s34), «Шестая служба должна была охранять Путина от всех, кроме самого Сечина». Момент создания Шестой службы совпал с уходом с поста начальника УСБ ФСБ Сергея Шишина, который также считался человеком Сечина с 2011 по 2013 год Шишин являлся заместителем председателя совета директоров «Роснефти» x . Таким образом, формирование Шестой службы решало для Сечина задачу по сохранению и расширению влияния внутри ФСБ, особенно с учетом того, что в 2006 году после связанных с контрабандой скандалов (Дело «Трех Китов», Дело о китайской контрабанде) Сергея Шишина отправили в действующий резерв. Создание Шестой службы также расширяло оперативные возможности ФСБ и позволяло ей вмешиваться в процессы, которые до этого находились за пределами ее досягаемости, считает источник Центра «Досье» из ФСБ (s1):
«Дело в том, что следственный аппарат ФСБ технически имел относительно узкую юрисдикцию, которую московское его представительство, в отличие от региональных, достаточно строго соблюдало. В эту юрисдикцию не входили, например, экономические дела. Шестая служба была создана отчасти, чтобы компенсировать эту консервативность и недостаток оперативности в конкуренции с МВД. Среди целей новой службы были окончательная ликвидация управления по борьбе с организованной преступностью МВД (УБОП), которое в середине 1990-х массово задерживало сотрудников ФСБ при налетах, а также понижение позиции МВД в целом. Новая служба была задумана как „надстройка“ над остальными, в качестве оперативного органа, в который вербовали наиболее сильных кандидатов, а также, начиная примерно с 2006—2008 годов, следователей Центрального аппарата ФСБ».
В задачи службы входят оперативное сопровождение резонансных уголовных дел и защита свидетелей. Следует отметить, что во время спецопераций сотрудники «шестерки» часто используют документы прикрытия и несколько комплектов автомобильных госномеров. Например, не позднее 2012 года тогдашний глава службы Иван Ткачев стал пользоваться документами на имя Ивана Ивановича Бушуева. Шестая служба не очень большая: всего в ней работает примерно 35 человек. Как отмечало издание The New Times, в отличие от других управлений ФСБ, бойцам «сечинского спецназа» платят два оклада, а год военного стажа у них считается за полтора. Кроме того, сотрудники службы располагаются в собственном офисе. Сначала Шестая служба занимала помещение недалеко от Лубянки под вывеской «Горящие туры и путевки», а в 2013 году переехала в отдельное здание в Колпачном переулке рядом с католическим монастырем святых Петра и Павла Колпачный переулок, дом 12, строение 4 x .

Офис Шестой службы. Источник: архив Сергея Канева/ЦУР

Деятельность Шестой службы во многом связана с личностью генерал-полковника ФСБ Олега Феоктистова. Возглавив новообразованное подразделение, он лично отбирал костяк «шестерки», который составляли опытные бойцы спецподразделений ФСБ «Альфа» и «Вымпел», а примерно с 2008—2009 гг. курировал деятельность службы в должности первого заместителя начальника УСБ ФСБ. Как отмечается в публикации «Центра управления расследованиями», Феоктистов был выбран на эту роль, поскольку являлся сослуживцем Шишина:

«Во время службы в Калевальском погранотряде Олег Феоктистов подружился с бойцом спецназа военной контрразведки КГБ Сергеем Шишиным, ставшим впоследствии начальником УСБ ФСБ, а затем руководителем Службы хозяйственного обеспечения ФСБ. Орденоносец Шишин прошел несколько горячих точек и, минуя тогдашнего директора ФСБ Николая Патрушева, напрямую ходил с докладами к заместителю руководителя администрации президента Игорю Сечину, в то время курировавшему все российские силовые структуры.

В начале 2003 года Сечин поручил Шишину создать в структуре центрального аппарата ФСБ спецподразделение с самыми широкими полномочиями».

По словам источников Центра «Досье», Феоктистов пользовался личным доверием Сечина, умело организовал работу службы и вел ключевые дела. К концу нулевых годов он сумел завербовать и расставить своих людей на крупных постах в МВД, налоговой и таможенной службах. Сотрудники «шестерки» собирали компрометирующие материалы на высокопоставленных офицеров ФСБ, представителей «ближнего круга» президента.

«Особистов никто и никогда не любил, — рассказывает высокопоставленный бывший офицер СКР ФСБ (s18). — Феоктистова и его ребят не любили особенно сильно. Они копали подо всех. Во всяком случае, было такое ощущение. Их боялись. Когда ты давно работаешь, то более-менее хорошо знаешь всех начальников, в том числе в УСБ. Выстраиваешь с ними отношения, чтобы при необходимости прикрыть кого-то из своих людей или решить какой-то вопрос. С Феоктистовым решить ничего было нельзя. Он подчинялся напрямую Сечину, хотя поговаривали, что Сечин отдавал приказы всегда через Патрушева. В таких условиях Феоктистов чувствовал себя выше других. Финансовая составляющая его не волновала, потому что от своих кураторов он получал хорошие деньги. Сочетание профессионализма, амбиций и неприкасаемости породило настоящий страх перед Олегом и его подчиненными. Все так или иначе гадали, за кем они могут прийти в следующий раз».

По словам ряда экспертов, пересекавшихся в своей работе с Феоктистовым, он постоянно передавал собранную информацию Сечину, а тот докладывал о ней Путину. Между тем, уже упомянутый выше источник из спецслужб (s1) рассказывает, что Шестая служба проводила задержание предпринимателей, с которыми сама же и работала. Они подозревались в том, что якобы раскрыли информацию о своем сотрудничестве с силовой структурой. Затем бизнесмены или их семья были вынуждены выплачивать «выкуп». Он также упоминает, что три человека из Шестой службы во времена Владимира Якунина были официально прикомандированы к РЖД, чтобы обеспечивать устойчивость положения ее руководителя и приток денег от госкомпании РЖД нередко упоминалась в коррупционных скандалах. Связанная с РЖД Группа компаний 1520 считается одним из основных бенефициаров так называемого молдавского ландромата, через который из России было выведено более 20 миллиардов рублей x .

Примеры дел Шестой службы

В первые годы после создания Шестой службы о ней редко писали в СМИ. Однако уже в 2007 году имя Олега Феоктистова стало широко известно. В рамках противостояния между ФСБ и Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков в октябре 2007 года был задержан директор департамента оперативного обеспечения антинаркотического ведомства генерал Александр Бульбов (подробнее в разделе «Наркоконтроль»). Его обвиняли в незаконном прослушивании телефонных переговоров. Спустя месяц арестованный генерал заявил, что за его преследованием стояли глава УСБ Александр Купряжкин, руководитель Шестой службы Олег Феоктистов и его заместитель Сергей Харитонов (он составил оперативную справку, на основании которой следствие просило арестовать Бульбова), которых генерал связывал с делами о контрабанде с участием сотрудников ФСБ:
«Все действия в отношении меня, включая мой арест, предъявление невнятного обвинения в деяниях, которые я не совершал, беспрецедентная кампания в СМИ связаны с моей деятельностью по уголовным делам по „Трем китам“ и китайской контрабанде, <…> Эти действия обусловлены чувством мести из страха перед последующими разоблачениями высокопоставленных чиновников ФСБ РФ».
Александр Бульбов курировал расследование уголовного дела в отношении мебельного магазина «Три кита», совладельцем которого был Евгений Заостровцев — отец замдиректора ФСБ Юрия Заостровцева. После задержания наркоборца его руководитель, директор ФСКН Виктор Черкесов опубликовал в «Коммерсанте» статью «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев», посвященную «войне групп» внутри спецслужб. Спустя несколько месяцев Черкесова перевели на другую должность.
«Бывшие работники ФСКН говорили, что в рамках проводимых Бульбовым оперативно-технических мероприятий будто бы удалось задокументировать переговоры руководства УСБ ФСБ с представителями Генпрокуратуры, на которых обсуждались перспективы исключения из обвинения самого тяжкого преступного состава — создания ОПС. Виктор Черкесов, в то время позволявший себе публично критиковать деятельность ФСБ, рассказывал о докладе президенту на этот счет» — отмечается в публикации «Новой Газеты».
Таким образом, первые обвинения в коррупции в отношении Феоктистова и 6-й службы прозвучали уже в 2007 году. Как минимум с декабря 2007 года Шестая служба взяла под государственную защиту связанного с отмыванием средств банкира Евгения Двоскина. Источники Центра «Досье» сходятся во мнении, что подобное решение было принято из корыстных интересов. Как рассказывает источник s69, экс-сотрудник МВД, в конце нулевых Двоскин являлся «обнальщиком номер один», поскольку его «крышевало» управление «М», работавшее в тот период в тандеме с УСБ. По словам источника s1, сотрудничавшего с 6-й службой, госзащита в действительности представляет собой легализованное «крышевание», за которое предприниматели платили значительные деньги.

Евгений Двоскин с секьюрити из «шестерки» после визита в офис Деда Хасана. Источник: архив Сергея Канева/The New Times

Влияние Шестой службы УСБ неуклонно росло. В 2007, 2008 и 2009 годах она вела и сопровождала ряд громких дел, которые в некоторых случаях не имели никакого отношения к формальным задачам особистов, то есть борьбе с преступлениями сотрудников ФСБ:

— дело экс-сенатора Игоря Изместьева, впоследствии осужденного на пожизненное заключение за организацию убийств;

— дело заместителя министра финансов Сергея Сторчака (действующего генерала ФСБ РФ), которого обвинили в покушении на хищение 43 миллионов долларов из российского бюджета в составе организованной группы. По версии следствия, он намеревался передать многомиллионную сумму владельцу компании «Содэксим» Владимиру Захарову, которому задолжал Минфин. В ноябре 2008 года, спустя год после ареста, Сторчака и Захарова выпустили из СИЗО. Впоследствии Арбитражный суд Москвы признал наличие задолженности, и в 2011 году после трех лет расследования дело было прекращено в связи с отсутствием события преступления;

— дело основателя «Русснефти» Михаила Гуцериева, которого среди прочего обвиняли в незаконном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов и отмывании средств (впоследствии все дела были прекращены);

— дело о контрабанде на Черкизовском рынке на общую сумму в два миллиарда рублей в отношении полковника ФСБ и владельца брокерской компании «Росморавиа» Николая Рыбкина. В розыск по делу также был объявлен экс-глава управления ФСКН по Санкт-Петербургу Александр Кармацкий. Находясь под арестом, полковник Рыбкин избрался мэром Звездного городка и был освобожден из СИЗО под залог. Черкизовский рынок был закрыт, а его владелец Тельман Исмаилов, приближенный к мэру Москвы Юрию Лужкову, уехал в Турцию. Впоследствии контрабанда товаров перестала быть уголовным преступлением, в связи с чем дело было прекращено.

Несмотря на то что большое количество разработок Шестой службы заканчивалось прекращением уголовных дел, работа подразделения в целом считалась успешной. В 2008 или 2009 году Олег Феоктистов продвинулся по службе и стал заместителем начальника УСБ ФСБ Александра Купряжкина. В новой должности он все так же курировал Шестую службу.

В 2009 году Шестую службу возглавил протеже Феоктистова Иван Ткачев. По словам экс-главы Серпуховского района Александра Шестуна, в том же году он обратился к Ткачеву с просьбой о предоставлении ему государственной защиты. На тот момент Шестун совместно с управлением «М» ФСБ уже несколько месяцев собирал сведения о коррупционной деятельности подмосковных прокуроров и связанных с ними лиц. Вскоре на него и его заместительницу было заведено уголовное дело о хищениях, что и послужило поводом для обращения за госзащитой.

Как позже писал Шестун в обращении в правоохранительные органы, с этого момента он регулярно передавал Ивану Ткачеву дорогие подарки в обмен на покровительство и сохранение государственной защиты. В частности, по словам Шестуна, ежегодно на «День чекиста» в конце декабря он передавал главе Шестой службы чемоданы с техникой Apple и видел других предпринимателей с большими сумками в приемной. Кроме того, он регулярно оплачивал отдых сотрудников Шестой службы.

В 2011 году противостояние с прокуратурой вылилось в дело подмосковных прокуроров, «крышевавших» казино. Едва отделившись от Генеральной прокуратуры, Следственный комитет совместно с Шестой службой УСБ ФСБ начал расследовать деятельность московских прокуроров, которых подозревали в «крышевании» казино. Примечательно, что со стороны СК дело расследовал Денис Никандров, который позже сам оказался на скамье подсудимых в результате конфликта с управлением «М». В связи с его работой по делу прокуроров он был взят под государственную защиту, осуществляемую Шестой службой. По одной из версий, конфликт с Генпрокуратурой мог быть вызван коммерческими интересами Игоря Сечина.
«Впервые фамилия тогда еще подполковника ФСБ Ивана Ткачева промелькнула в 2010 году, когда началась межклановая схватка за многомиллиардный контракт на два вертолетоносца для Минобороны РФ. Минобороны хотело приобрести французские Mistral. Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), председателем совета директоров которой являлся Сечин, а вице-президентом по безопасности — прикомандированный генерал ФСБ Анатолий Тюков (сейчас Тюков возглавляет транспортное управление администрации президента. — ЦУР), планировала привлечь корейскую компанию для строительства вертолетоносцев типа Dokdo. Однако Генпрокуратура направила в ОСК проверку, и та выявила „многочисленные нарушения“: в частности, корпорация закупала технику у компании матери своего президента, человека Сечина Романа Троценко и „использовала не по назначению“ предназначенные для развития лизинга в судостроении 4 млрд бюджетных рублей — размещала их в коммерческих банках под проценты. Началась шумиха в прессе, и источники „Коммерсанта“ заявляли, что на корпорацию оказывается политическое давление с целью помешать участию в тендере. Вскоре после этого 6-я служба УСБ ФСБ выступила тараном против министра обороны Анатолия Сердюкова и генпрокурора Юрия Чайки, посмевших с одобрения Дмитрия Медведева наехать на империю Игоря Сечина. Вся страна с интересом наблюдала, как „сечинский спецназ“ Феоктистова и Ткачева проводил обыски и задержания перепуганных подмосковных прокуроров, названных следствием „крышевателями“ подпольных казино. Заговорили даже об отставке самого генпрокурора Чайки, а на его сына Артема собирались возбудить уголовное дело». (ЦУР)
Тем не менее никаких реальных успехов расследование не добилось. Генпрокуратура последовательно отменяла решения следователей и блокировала передачу дел в суд, где обвиняемые прокуроры признавали вину. Со временем Шестая служба устранилась из процесса, оставив Следственный комитет разбираться с трудностями. До приговора ни одно из уголовных дел в отношении прокуроров не дошло. Одновременно в 2011 году глава УСБ ФСБ Александр Купряжкин был повышен в должности. Его место надеялся занять Олег Феоктистов, однако его кандидатура не была одобрена Путиным. По словам эксперта, входившего в руководство СКР ФСБ (s18), Путин опасался еще больше укрепить позиции Игоря Сечина этим назначением и отдать ему контроль над ФСБ:
«Что такое УСБ? Это управление, которое может взять на крючок любого сотрудника, не глядя на его должность и звание. Через УСБ брался контроль над МВД в свое время. Если бы это управление досталось Феоктистову, то Сечин через год-два полностью контролировал ФСБ. Поэтому кандидатуру Феоктистова не пропустил президент»
Проведя несколько месяцев в должности временно исполняющего обязанности руководителя УСБ ФСБ, Феоктистов вернулся на место первого заместителя начальника ведомства. Вместо него был назначен бывший помощник министра обороны Сергей Королев. Шестая служба продолжала наращивать свое влияние и устранять конкурентов. Так, в 2014 году произошел разгром Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД. По словам источника s1, глава ведомства генерал Денис Сугробов и его подчиненные обнаружили связь сотрудников «шестерки» с коррупционными схемами РЖД и планировали скомпрометировать задействованных в ней чекистов и их руководителей. Узнав об этом, Олег Феоктистов и Иван Ткачев разработали сложную операцию, чтобы подставить полицейских. Противостояние двух ведомств закончилось победой УСБ. Под уголовное преследование попали более десяти сотрудников ГУЭБиПК. Сугробов получил 12 лет строгого режима за создание преступного сообщества и несколько эпизодов превышения полномочий. Его заместитель Борис Колесников, по версии СК, покончил с собой, выбросившись из здания Следственного комитета. По словам источника Центра «Досье» (s1), связанного с УСБ, Колесникова выбросил с балкона сотрудник Шестой службы Илья Соловьев.

В то же время Шестая служба продолжала работать в интересах Игоря Сечина. Так, в конце 2014 года следственная группа СК под руководством Валерия Алышева при оперативном сопровождении Шестой службы УСБ ФСБ задержала владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова по подозрению в легализации имущества, полученного преступным путем. По версии СМИ, это могло произойти из-за интереса «Роснефти» к принадлежащей «Системе» компании «Башнефть». Хотя в тот момент Сечин опровергал эти слухи, заявляя, что его структуры «никогда не рассматривали покупку этого актива», в 2016 году «Роснефть» все же приобрела «Башнефть», причем случилось это вскоре после прекращения уголовного дела Евтушенкова.

Заработав репутацию на эффективном решении аппаратных и коммерческих задач, как в собственных интересах, так и в интересах своих кураторов, Шестая служба начала превращаться в важный политический инструмент. Так, сотрудники «шестерки» осуществляли оперативное сопровождение громких дел в отношении российских губернаторов — главы Сахалина Александра Хорошавина и руководителя республики Коми Вячеслава Гайзера в 2015 году. Кроме того, именно Шестая служба проводила оперативный эксперимент, по результатам которого летом 2016 года был задержан губернатор Кировской области Никита Белых. В этих случаях «шестерка» работала в плотной связке с Администрацией президента и его полномочными представителями, судя по всему, выполняя волю высшего руководства страны. Одновременно следует отметить, что основную роль в этих процессах играли скорее персоналии: покинув пост руководителя «шестерки», Иван Ткачев, по собственному признанию, не перестал заниматься губернаторскими делами. Он принимал участие в разработке главы Удмуртии Александра Соловьева и руководителя Республики Марий Эл Леонида Маркелова.

К 2015 году влияние Шестой службы достигло пика и привело к межведомственному конфликту уже внутри самой ФСБ. Иван Ткачев и Олег Феоктистов стали собирать компромат на руководство Службы экономической безопасности. Как утверждает источник Центра «Досье» из УСБ ФСБ (s55), это происходило по указанию Игоря Сечина, а одной из главных конечных целей являлась замена сотрудников СЭБ на своих людей.

В течение 2015 года в результате оперативных разработок «шестерки» фигурантами уголовных дел стали трое сэбовцев: офицер Игорь Коробицын и его бывший коллега Максим Цуканов были задержаны за вымогательство взятки у главы Росалкогольрегулирования Игоря Чуяна, а глава отдела противодействия контрабанде СЭБ Вадим Уваров стал свидетелем по делу о даче взятки сотруднику таможни. В марте 2016 года оперативники «шестерки» продолжили сужать кольцо вокруг руководства СЭБ и задержали петербургского бизнесмена Дмитрия Михальченко по подозрению в контрабанде алкоголя. Это было прямой угрозой главе управления «К» СЭБ Виктору Воронину, с которым предприниматель незадолго до ареста встречался по поводу задержанных на таможне контейнеров с алкогольной продукцией. Как пишет ЦУР, в начале марта Ткачев и Феоктистов предоставили президенту собранный ими компромат на сотрудников СЭБ. 3 июня 2016 года заявление об увольнении подал начальник управления «К» Виктор Воронин, а вскоре в отставку отправили руководителя СЭБ Юрия Яковлева. Новым главой ведомства стал Сергей Королев, до этого возглавлявший УСБ ФСБ. Руководивший «шестеркой» Иван Ткачев перешел на освободившуюся должность начальника управления «К» СЭБ. Олег Феоктистов, по некоторым сведениям, надеялся занять вакантное место главы УСБ.

Тем временем Шестая служба — уже без Ивана Ткачева, но все еще при кураторстве Олега Феоктистова — продолжила попытки нарастить свое влияние. 26 июля 2016 года Шестая служба УСБ ФСБ провела обыск у главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова в связи с делом о контрабанде алкоголя, по которому был арестован предприниматель Дмитрий Михальченко. «Новая Газета» отмечала, что Бельянинов активно боролся с кураторством его ведомства со стороны ФСБ:

«Главный таможенник страны стал целью ФСБ в 2010 году, когда смог добиться полной автономии таможни от Лубянки. Произошло это после того, как Бельянинов указал президенту на наличие коммерческих связей владельца Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова со своим заместителем Игорем Завражным. Этот маститый генерал ФСБ, прикомандированный в таможню в начале нулевых, руководил оперативными подразделениями ФТС и действовал с оглядкой лишь на Лубянку.

Скандал вокруг Черкизовского рынка не ограничился отзывом в аппарат прикомандированных сотрудников ФСБ одного лишь Завражного — работы в таможне лишились все замкнутые на него сотрудники оперативных подразделений таможни. В ФСБ подозревали, что сведения о внедренных сотрудниках рассекретил их сослуживец Леонид Грачков — родственник начальника Управления „К“ СЭБ ФСБ Виктора Воронина и один из немногих офицеров, снявших погоны чекиста ради дальнейшей службы в таможне».

Таким образом, ФСБ, устранив Бельянинова, потенциально могла укрепить свой контроль над таможней. Кадры, сделанные оперативниками во время обыска, а также информация об изъятии у таможенника 58 миллионов рублей мгновенно попали в СМИ.

Обыск у главы ФТС Андрея Бельянинова. Источник: «Газета.Ru»

Несмотря на то что подобные мероприятия чаще всего заканчиваются арестами, уже на следующий день Бельянинов встретился с Владимиром Путиным. По итогам разговора чиновник покинул ФТС, однако сохранил свободу главой ФТС стал действующий генерал ФСБ Владимир Булавин x . В уголовном деле он фигурировал в качестве свидетеля, а изъятые деньги ему впоследствии вернули. Спустя несколько недель после обыска куратор Шестой службы Олег Феоктистов, по информации «Новой газеты», стоявший за организацией оперативных мероприятий в отношении Бельянинова, ушел в отставку. Феоктистов в статусе прикомандированного сотрудника ФСБ возглавил службу безопасности «Роснефти», а Владимир Путин еще не раз публично высказывался о недопустимости создания силовиками «информационного шума» вокруг громких дел. Следует отметить, что до Феоктистова за безопасность в «Роснефти» также отвечал выходец из УСБ ФСБ — бывший заместитель начальника управления Наиль Мухитов. Источник Центра «Досье» из ближайшего окружения Николая Патрушева (s20) полагает, что развитию карьеры Феоктистова внутри ФСБ помешала его репутация:
«Путину с 2015 года тот же Чемезов регулярно предоставлял информацию, что Феоктистов с подачи Сечина и одобрения Патрушева собирает материалы не только на сотрудников ФСБ, но и на представителей „ближнего круга“, в том числе на самого Чемезова. Путин, насколько мне известно, обсуждал это с Патрушевым и Сечиным, но долгое время не относился к этому серьезно, хотя продолжал принимать Чемезова и выслушивать его рассказы».
Как рассказывает собеседник «Досье» из окружения Сергея Собянина (s65), после неудачной попытки возглавить УСБ ФСБ Феоктистов попытался занять такой же пост в московском УФСБ. Мэр столицы дошел до Путина, лично попросив не давать зеленый свет такому назначению, и Феоктистов вновь остался без новой должности. Более того, Путин дал понять Патрушеву и Сечину, что временно не хочет слышать о генерале и его карьерных перспективах. Тем не менее, как считает другой источник (s18), бывший высокопоставленный офицер СКР ФСБ, переход в «Роснефть» открывал генералу новые перспективы:
«Это было на самом деле повышение. Потому что Игорь Иванович в тот момент горел идеей создания собственной службы национальной безопасности. Которую бы он содержал на средства „Роснефти“ и которая бы со временем смогла бы держать под контролем и ФСБ, и других силовиков, и правоохранителей. Эту службу должен был возглавить Феоктистов. И после перехода в „Роснефть“ он занимался как раз этой работой. Составлял сметы и планы технического обеспечения, подбирал людей. Общался по этому поводу в том числе и с некоторыми сотрудниками СКР. Ему выделили чуть ли не целый этаж в офисе „Роснефти“, дали средства на закупку спецтехники, средств связи и средств обеспечения оперативной деятельности».
Как пишет «Новая Газета», после ухода Феоктистова влияние Шестой службы сошло на нет. Ведомство лишили права на осуществление телефонных прослушек и других оперативных мероприятий, а его функции по сопровождению громких уголовных дел передали 2-й службе УСБ ФСБ. Несмотря на упадок «шестерки», Феоктистов продолжал оставаться влиятельной фигурой и сотрудничать с Иваном Ткачевым, на тот момент уже возглавившим управление «К» СЭБ. Хотя формально их больше ничего не связывало, всего спустя пару месяцев после масштабных перестановок внутри ФСБ результаты их неформального партнерства вновь получили огласку в СМИ. В ноябре 2016 года после встречи с Игорем Сечиным был задержан действующий министр экономического развития Алексей Улюкаев, которого обвинили в вымогательстве взятки у главы «Роснефти». Операцию по передаче меченых денег разрабатывал Олег Феоктистов, а в задержании министра участвовали сотрудники управления «К» СЭБ.
Роль Феоктистова в деле Улюкаева вызвала повышенный интерес СМИ к контрразведчику и, по некоторым данным, привела к недовольству президента. В марте 2017 года Феоктистова отозвали из «Роснефти» в аппарат прикомандированных сотрудников ФСБ. Изначально в компании заявили, что генерал был призван на военную службу, однако в конце лета стало известно, что Феоктистова отправили на пенсию. О том, что уход генерала из ФСБ не был добровольным, в 2017 году рассказывал Иван Ткачев экс-главе Серпуховского района Александру Шестуну:
«Саш, поверь мне, я 30 лет в этом, я не просто так прошел, я ни под кем не лежу. Я честно работал, пахал. Я так плющил всех, почему меня не любят, ненавидят все. Мной вся Москва пугает, но я тебе скажу: я так же иду по лезвию. Завтра раз — Иван Иванович, как Олег Владимирович сейчас. Где Олег Владимирович сейчас? На пенсии. А что, плохой мужик? Я его знаю 20 лет».
В октябре 2017 года стало известно, что Феоктистов работает в ранее принадлежавшем РПЦ банке «Пересвет». Незадолго до этого банк перешел под контроль «Роснефти» и проходил санацию. «В случае c Феоктистовым речь может идти не о должности прикомандированного сотрудника, а о своего рода „прибавке к пенсии“, чтобы была возможность совмещать эту работу с другими видами деятельности», — пояснил источник РБК, близкий к ФСБ. По словам эксперта из окружения Николая Патрушева (s20), Феоктистов продолжает работать на Сечина, но больше не попадает в поле зрения СМИ: «собирает и анализирует информацию, работает по конкретным людям — он это отлично умеет и для этого не нужно быть на виду». По мнению собеседников «Досье», Игорь Сечин с 2004 по конец 2016 года был единственным человеком из «ближнего круга» президента, который имел доступ к управлению ФСБ, кадровым решениям в службе и обладал правом инициировать действия в отношении своих оппонентов. Он должен был согласовывать эти действия с Путиным и с Патрушевым, однако со временем ситуация вышла из-под контроля, что и привело к конфликту в конце 2016 года. При этом Сергей Чемезов, доложивший Путину о деятельности Сечина и Феоктистова, не получил никакого дополнительного влияния и полномочий по управлению ФСБ. Предположительно, с конца 2016 года никто из членов «ближнего круга» не может использовать ФСБ для инициирования дел в отношении крупных чиновников и предпринимателей без ведома и санкции Владимира Путина. История Шестой службы УСБ демонстрирует, что ведомства внутри ФСБ могут создаваться для реализации коммерческих и аппаратных интересов членов ближайшего окружения Владимира Путина. Одновременно с этим история «шестерки» показывает, что зачастую такие конструкции держатся лишь на личности их руководителя и теряют свой статус в его отсутствие, при этом персональные связи в таком случае оказываются важнее формальных и не теряют актуальности даже с кадровыми перестановками. Эти факторы подтверждают тезис о том, что ФСБ, приобретая искусственно раздутые полномочия и функции, выступает в роли политического и экономического инструмента в руках руководства страны и приближенных к нему лиц, а также системно покрывает преступную деятельность. Кроме того, в ситуации, когда различные ведомства контролируются разными «группировками» и имеют конкурирующие экономические интересы, возникают внутриведомственные конфликты. Это приводит к тому, что подразделения ФСБ в большей степени занимаются «подковерной» аппаратной борьбой, чем реальной охраной безопасности общества.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: