Дела губернаторов - ФСБ
71.list

Дела губернаторов

Бывший начальник 6-й Службы УСБ ФСБ Иван Ткачев Александру Шестуну:
«После этого тебе нарисуют: приедет Москва или менты, заберут, арестуют, а потом нароют и закроют. Кипиша не будет. Покажи мне Удмуртию, он там царь и бог был, покажи мне Марий Эл, царь и бог, Сахалин, Владивосток — он был самый крутой, его на руках носили. Я работал по всем губернаторам, по всем главам, по всем краям, Коми. Если команда пошла, если мы сейчас нагибаем „Альфа-Групп“, железно, с Фридманом, с Савиным. Мы нагибаем „Ренову“, в курсе, да? Мы нашли уже, 80 млрд вывели там. Один хрен команда пришла».

Вторая половина 2010-х годов была ознаменована чередой громких арестов губернаторов, которые проводила, в первую очередь, команда Ивана Ткачева (большую часть дел он вел в должности начальника 6-й службы УСБ ФСБ. В июле 2016 года его перевели на должность главы управления «К» СЭБ, однако, по его словам, он продолжал заниматься делами губернаторов). Несмотря на многочисленные заявления политологов о том, что силовой блок действовал по собственному усмотрению, а президенту оставалось лишь мириться с происходящим, факты указывают на обратное. Арестам губернаторов предшествовали месяцы кропотливых разработок, в то время как задачи спецслужба получала «сверху». ФСБ использовалась в качестве надежного инструмента, позволяющего власти решать целый спектр разнообразных задач: от локального передела экономических интересов в пользу более сильных кланов до удовлетворения общественного запроса на борьбу с коррупцией и устрашения региональных администраций. Тактика регулярных показательных процессов работает как для усмирения «несогласных», так и для повышения политической лояльности региональных элит федеральному центру.

С начала третьего срока Владимира Путина в обществе росло недовольство властью, ослабить которое было решено через показательную борьбу с коррупцией. Президент начал массовую зачистку лидеров региональных элит. Несмотря на то что аресты губернаторов происходили и раньше, эксперты отмечают, что начиная с 2015 года борьба с коррупцией при участии ФСБ приобрела ярко выраженный демонстративный характер, стала широко освещаться прокремлевскими СМИ и федеральными телеканалами. Стартом кампании послужило задержание губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина.

2015 год — Губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин

Александр Хорошавин. Источник: Официальный сайт губернатора и правительства Сахалинской области

Первый сигнал о том, что Хорошавиным недовольна Москва, прозвучал еще в декабре 2013 года. Выступая на форуме Общероссийского народного фронта (ОНФ), сопредседатель Центрального штаба Александр Бречалов (который впоследствии займет место арестованного главы Удмуртии) рассказал о том, что губернатор Хорошавин планирует потратить около 680 миллионов рублей на улучшение собственного имиджа. Эти намерения вскоре публично раскритиковал Владимир Путин: «То, что на улучшение имиджа губернатора 600 миллионов запланировано, это самый большой удар по его рейтингу. И ничего глупее придумать невозможно. Лучше бы он эти средства направил, скажем, на строительство детских садов».

Спустя 15 месяцев, в ночь на 4 марта 2015 года, губернатор Хорошавин был задержан в собственном кабинете за получение взятки в 5,6 миллиона долларов во время строительства Южно-Сахалинской ТЭЦ. Эксперты высказывали мнение, что причиной громкого задержания была необходимость переключить фокус общественного внимания с убийства политика Бориса Немцова, произошедшего несколькими днями ранее. Вместе с тем известно, что операция по задержанию губернатора готовилась значительно дольше недели, а предшествовал ей затяжной конфликт губернатора с ФСБ.

Летом 2013 года Владимир Путин посетил Сахалин. В ходе визита ему доложили о проблемах со строительством 4-го энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ. Провести проверку президент поручил главе местного УФСБ Игорю Стручкову. Сотрудники спецслужбы узнали о махинациях со стороны фирмы-подрядчика ООО «Сахалинская компания „Энергострой“», которой руководил предприниматель Николай Кран. Вскоре он и его партнеры поняли, что попали в разработку, и через Москву стали предпринимать попытки убрать Стручкова или добиться его перевода в другой регион. Для этих целей предприниматели выделили 1,3 миллиона долларов. Переговорщиками с их стороны выступали экс-полковник ФСБ Константин Уваров, а также Валерий Михеев, которого СМИ называют сыном высокопоставленного сотрудника спецслужбы. Для решения вопроса они обратились к полковнику Управления «М» Владимиру Заречневу, прикомандированному к фонду «Правопорядок-центр», который оказывал материальное содействие сотрудникам спецслужб, попавшим в бедственное положение. Как выяснилось позже, другой функцией фонда были связи с криминальным миром: якобы, когда бандиты хотели получить защиту ФСБ в обмен на сотрудничество, они обращались именно в этот фонд. Кроме того, «Правопорядок-центр» оплачивал труд внедренных в ОПГ сотрудников спецслужб. По версии следствия, Заречнев пообещал содействовать в решении вопроса. Тем временем вторую часть взятки — сумку с 700 тысячами долларов — забрал в московском аэропорту для последующей передачи Заречневу некий подполковник ФСБ, однако деньги вскоре бесследно исчезли.

О попытках сместить Стручкова с должности стало известно УСБ ФСБ — за участниками переговоров было установлено наблюдение и в сентябре 2014 года против Николая Крана и партнеров возбудили уголовное дело. В октябре того же года арестовали Заречнева. Кроме того, обвиняемым по делу проходил некий Сергей Л. — действующий подполковник ФСБ (судя по всему, именно он забрал сумку с 700 тысячами долларов).

Вскоре Николай Кран и его подельники стали давать показания. Помимо действий по смещению Стручкова, они признались и в передаче многомилионных взяток губернатору Сахалина Александру Хорошавину — 5,6 миллиона долларов за общее покровительство и получение контракта на постройку 4-го энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ. После этого Кран был переведен из СИЗО под домашний арест. 10 декабря 2015 года он скончался от проблем с сердцем. Остальные участники дела в 2019 году получили тюремные сроки от двух до шести лет.

Дело полковника Заречнева вызвало большой резонанс среди старшего поколения сотрудников ФСБ, которые приходили на судебные заседания и выступали свидетелями защиты. Поддержавшие Заречнева силовики считали, что дело против него возбудили, чтобы оправдать посадку губернатора.

В феврале 2018 года губернатора Александра Хорошавина приговорили к 13 годам тюремного заключения, а также штрафу в размере 500 млн рублей. Его лишили всех государственных наград, а у его семьи изъяли имущество на сумму около миллиарда рублей.

Дело Хорошавина дало старт громкой кампании против губернаторов. Директор Дальневосточного консалтингового центра Петр Ханас считает, что Хорошавин был выбран на роль жертвы не в последнюю очередь из-за того, что приобрел слишком большое влияние во вверенном ему нефтегазовом регионе:

«В этом году намечались выборы губернатора в трех регионах ДФО: на Камчатке, в Еврейской автономной области и на Сахалине. На Сахалине и на Камчатке говорят о том, что это очень мощные, сильные губернаторы, которые сумели договориться с местными элитами. Шансы их оценивали достаточно высоко, и Хорошавина в том числе. Поэтому, конечно, это несколько неожиданно и похоже на политический заказ. Активность ОНФ на Сахалине не совсем понятна, поскольку она выглядит очень уж навязчиво. Но поводы, по которым светится ОНФ, существенны: автомобиль „Мерседес“ за 8 миллионов рублей для нужд губернатора, 680 миллионов рублей информационного сопровождения на имя губернатора для небольшого дальневосточного субъекта, фактически острова… Это, конечно, внешние признаки, по которым можно судить о ситуации. Я не исключаю, что, с одной стороны, это политический заказ, с другой стороны, там действительно есть к чему придраться, потому что высокая доходность бюджета, и в условиях кризиса субъект действительно такой. Хорошавин очень хорошо вписался в бизнес, различные схемы и действительно является очень влиятельным губернатором, влиятельным человеком на этой территории».

Cледует также отметить еще одно обстоятельство, предшествовавшее аресту губернатора. Как пишет ПАСМИ, незадолго до инцидента Хорошавин, которого СМИ называли человеком «Роснефти», мог встать на сторону «Газпрома» в конфликте двух корпораций. «Газпром», судившийся с «Роснефтью» из-за отказа последней предоставить доступ к одному из газопроводов компании, выиграл иск. Издание отмечало, что Хорошавин как глава региона, чья экономика во многом сосредоточена в нефтегазовой сфере, мог повлиять на подобное решение.

Герб Сахалинской области. Источник: wikimedia.org

2015 год — глава Республики Коми Вячеслав Гайзер

Вячеслав Гайзер. Источник: government.ru, CC BY 4.0
19 сентября 2015 года был задержан еще один руководитель региона — глава Республики Коми Вячеслав Гайзер. Еще 3 сентября Гайзер вместе с Путиным летал в Китай на подписание договора о строительстве железной дороги, а 6 сентября — занял шестую строчку в рейтинге губернаторов. Спустя несколько недель он стал первым российским губернатором, которого обвинили в создании организованного преступного сообщества. По версии следствия, Гайзер как минимум с 2006 года руководил международной и межрегиональной группой, целью которой было хищение государственного имущества. Гайзера задержали в Москве, откуда он планировал вылететь в отпуск за границу. Вместе с ним под уголовное преследование попали еще 18 местных бизнесменов и чиновников, среди которых также оказался предыдущий глава республики Владимир Торлопов.
«По версии следствия, Гайзер и его подельники получали контроль над рентабельными предприятиями с госучастием с помощью Фонда поддержки инвестиционных проектов республики Коми (его глава Игорь Кудинов также арестован), затем приватизировали собственность и отмывали деньги через офшоры. По данным источников РБК, пока фигурантам дела вменяют хищение 50% акций гостиницы „Авалон“ и вывод акций птицефабрики „Зеленецкая“. Команда Зарубина якобы обменяла ее активы на акции неликвидных компаний, недоплатив в бюджет республики дивидендов на сумму более 900 миллионов рублей. По той же схеме государство в Коми лишилось лесопильно-деревообрабатывающего комбината (ЛДК), гостиницы „Югор“, молочного завода и хлебокомбината». (Газета.ру)
Координатором ОПС следствие считало Алексея Зарубина — бизнесмена и экс-главу компании «Ренова», связанной с Виктором Вексельбергом. В отличие от остальных участников сообщества он успел скрыться от следствия, улетев в Лондон за день до начала арестов. Зарубин, Гайзер и другие члены сообщества работали в команде еще с 1990-х годов, занимая разные должности в учрежденном Пенсионным фондом «Комисоцбанке». По информации СМИ, сообщество Зарубина имело практически неограниченное влияние в республике. И предыдущего главу Торлопова, и самого Гайзера считали креатурой предпринимателя. Исключение для его полномочий составляла лишь нефтегазовая сфера: как утверждает бывший первый заместитель главы республики Анатолий Каракчиев, когда Зарубин вышел на нефтяные компании с предложением «делиться», те не согласились. В результате сообщество Зарубина переключило свое внимание на гостиницы и птицефабрики, которые впоследствии фигурировали в уголовном деле. Предположительно, именно недовольство Кремля чрезмерным влиянием Зарубина в регионе могло стать одной из причин возбуждения уголовного дела. После ареста практически всего руководства республики главой Коми был назначен бывший руководитель корпорации «Олимпстрой» Сергей Гапликов, во время премьерства Путина работавший заместителем руководителя аппарата правительства России. Таким образом, Кремлю удалось заменить сплоченную и самостоятельную группу на более лояльных федеральной власти назначенцев. Как отмечает глава отделения партии «Парнас» в Коми Леонид Зильберг, «Москва взялась за Гайзера потому, что регион не получает дотаций из Москвы, и ниточки от воровства с трансфертов не приведут в столицу». Двое фигурантов дела Гайзера не дожили до суда: в 2016 году в камере СИЗО совершил самоубийство директор компании «Метлизинг» Антон Фаерштейн. А в мае 2018 года автомобиль насмерть задавил Алексея Соколова — доверенное лицо бывшего зампреда правительства Коми Константина Ромаданова, который также проходил по делу обвиняемым. Ранее Соколов заключил сделку со следствием, дал признательные показания и находился под подпиской о невыезде. Сам Вячеслав Гайзер в июне 2018 года был приговорен к 11 годам колонии строгого режима (гособвинение запрашивало 21 год) и штрафу в 160 млн рублей. Суд признал его виновным в получении взяток, мошенничестве и легализации средств, однако, как и в случае остальных фигурантов, оправдал по статье об организации преступного сообщества. Александр Калашников, возглавлявший с 2011 по 2017 год УФСБ республики, в октябре 2019 года получил повышение в должности и был назначен руководителем Федеральной службы исполнения наказаний.
Герб Республики Коми. Источник: wikimedia.org

2016 год — Губернатор Кировской области Никита Белых

Никита Белых. Источник: kremlin.ru, CC BY 4.0
Если в качестве причин арестов Хорошавина и Гайзера эксперты, как правило, отмечают их чрезмерное влияние, то в отношении дела Никиты Белых высказывается противоположное суждение. По всей видимости, к его аресту привела низкая эффективность и малый размер отчислений Кировской области в федеральный бюджет. Кроме того, Белых выделялся на фоне остальных глав регионов, будучи давним сторонником оппозиции. Он занимал пост председателя партии «Союз правых сил» с 2005 по 2008 год, после чего вышел из партии, заявив, что не верит в «демократическую модернизацию страны сверху». Через три месяца Дмитрий Медведев предложил Кировскому Законодательному собранию кандидатуру Белых на пост губернатора. Несмотря на то что он встроился в государственную систему и перед губернаторскими выборами 2014 года смог заручиться поддержкой Владимира Путина и «Единой России», было очевидно, что репутация либерального губернатора явно не соответствовала наступавшей в стране атмосфере закручивания гаек. Белых продолжал поддерживать связи с оппозицией: в его правительстве одно время работали Мария Гайдар и Алексей Навальный (для последнего это позже обернется знаменитым делом «Кировлеса», тогда как Мария Гайдар впоследствии покинет страну, чтобы работать на Михаила Саакашвили и Петра Порошенко). Губернатор поддерживал политзаключенных и публично озвучивал либеральные суждения. В 2014 году, когда Путин назначил Белых временно исполняющим обязанности губернатора Кировской области, завертелся и механизм, который позже приведет к аресту главы региона. Бизнесмены Юрий Зудхаймер и Альберт Ларицкий, вложившие средства в кировские лесопромышленные предприятия «Нововятский лыжный комбинат» и УК «Сельхоз», поссорились на почве финансовых разногласий, и Зудхаймер обратился за помощью к сотруднику 3-й службы УСБ ФСБ (курирует региональные управления ФСБ) Денису Тарабакину, чтобы привлечь к ответственности Ларицкого. По версии Зудхаймера, Ларицкий задолжал ему несколько миллионов долларов и выводил за рубеж кредитные средства из вятских предприятий. Зудхаймер подозревал, что преступлениям его экс-партнера покровительствует сам губернатор: предприниматель неоднократно обращался к Белых по поводу действий Ларицкого, но тот отказывался вмешиваться. К тому же сами кредиты и субсидии на модернизацию производства, выведенные за рубеж, Ларицкий получал при поддержке Белых. Обращение Зудхаймера в итоге привело к аресту его бывшего партнера и связанных с ним лиц. В начале 2015 года оперативник ФСБ Тарабакин посоветовал Зудхаймеру записывать разговоры с Никитой Белых, а в мае 2016 года бизнесмен встретился с главой 6-й службы УСБ ФСБ Иваном Ткачевым, передал ему записи и сообщил о вымогательстве губернатором взяток. По словам Зудхаймера, в 2014 году, он передал Белых 200 тысяч долларов, а теперь губернатор вновь попросил ту же сумму. Как отмечает «Новая Газета», эта информация чрезвычайно заинтересовала Ткачева:
«Судгаймер пояснил Ткачеву, что еще в 2014 году якобы передал губернатору в его кабинете 200 тысяч долларов и должен передать столько же до конца июня 2016-го: „50 тысяч долларов уже переданы, осталось передать еще 150 тысяч“. Услышав последнюю фразу, полковник ФСБ не удержался: „И ты хочешь сказать, что он их возьмет?“ — после чего кабинет начальника 6-й службы моментально заполнился людьми. „Мне было предложено написать заявление. Я и написал: требует взятку за общее покровительство“, — говорит бизнесмен. 24 июня 2017 года Юрий Судгаймер встретился с Никитой Белых в ресторане в торговом центре „Лотте Плаза“. На встречу бизнесмен приехал в галстуке и с наручными часами, в которые были вмонтированы средства аудио- и видеофиксации, — оба аксессуара выдали в ФСБ».
По результатам этой встречи губернатора задержали с поличным. Следует отметить, что, согласно утверждению источника «Новой Газеты», Белых попал в разработку еще во времена подготовки дела «Кировлеса».
«Наши источники в правоохранительных органах Кировской области рассказали, что арест Никиты Белых — это финальная точка „старой разработки“, когда ФСБ еще в 2011—2012 годах проводило оперативно-розыскные мероприятия в поисках следов преступной деятельности Алексея Навального. На Навального ничего тогда не нашли, а оперативную информацию о неформальных контактах губернатора области с предпринимателем Альбертом Ларицким, в то время контролировавшим ОАО „Нововятский лыжный комбинат“ (НЛК) и ООО „Лесохозяйственная управляющая компания“, отложили до „лучших времен“. … Кировское управление ФСБ еще в 2012 году направило в Москву рапорт, в котором описало деятельность Альберта Ларицкого, подчеркнув, что он не смог бы реализовать придуманные схемы без покровительства губернатора Кировской области Никиты Белых».
Таким образом, с 2012 года правоохранительные органы пристально следили за делами губернатора. При этом необходимо учитывать, что подобная ситуация является типичной — так или иначе компромат собирается на всех высокопоставленных чиновников, но пускается в ход лишь в нужный момент. Вместе с тем, можно с уверенностью утверждать, что посадка Белых планировалась задолго до того, как Зудхаймер сообщил ФСБ о вымогательстве взятки — таким образом, встреча Зудхаймера с Ткачевым, состоявшаяся в мае 2016 года, предоставила 6-й службе УСБ ФСБ возможность не тратить время на изучение собранного старого компромата, а без особого промедления задержать Белых в ходе оперативного эксперимента. О том, что губернатора разрабатывали еще до признания Зудхаймера, свидетельствует распечатка разговора, изъятая среди вещей Белых в день его ареста.
«Из записи: Парфенов: Помните события годовой давности на Сахалине, которые с губернатором были связаны? Потом полгода назад прогремела Коми. Ситуация, аналогичная Коми, произойдет в ближайшее время в Кировской области. Кремль очень недоволен тем, что вырубается много [лесов], налогов не поступает, в стране сейчас кризис, поэтому оперативная группа ФСБ прибыла в Киров. Кремль им дал полный карт-бланш: проверить все инвестиционные проекты, посмотреть, почему, несмотря на такую вырубку, налоги не платятся, ну и заодно разобраться, если вдруг кто-то из руководства области причастен к этому, то, соответственно, их снимать. Глава Сахалина Александр Хорошавин был арестован 4 марта 2015 года, а губернатор Коми Вячеслав Гайзер — 20 сентября. То есть, разговор имел место где-то в начале 2016 года, а Белых узнал о его содержании в апреле». (Republic)
В разговоре, распечатка которого была обнаружена у Белых, участвуют некие Игорь Парфенов и Сергей Смирнов. Как заявлял адвокат экс-губернатора, по крайней мере один из этих людей работает в ФСБ. По информации вятских журналистов, Игорь Парфенов, предположительно, является сыном Владимира Парфенова, соратника известного байкера Хирурга (Александра Залдостанова) и президента ульяновского байк-клуба «Ночные волки». Среди причин снятия Белых, которые озвучивает Парфенов, борьба с коррупцией не упоминается:
«Парфенов: У них есть задача снять высшее руководство Кировской области, потому что, я так понял, ВВП [Владимир Путин] не очень доволен показателями — коммунисты по факту выигрывают выборы, а он уже начинает готовиться [к президентской кампании]». На думских выборах того года «Единая Россия» в Кировской области в итоге победила, но набрала меньше голосов, чем КПРФ и ЛДПР, вместе взятые». (Republic)
Следует отметить, что летом 2016 года стартовали избирательные кампании по выборам в Госдуму. Поскольку команда Белых вряд ли обеспечила бы «Единой России» высокие результаты, от ареста губернатора федеральная власть ничего не потеряла, тогда как выгод было много: от демонстрации очередного успеха в борьбе с коррупцией до избавления от губернатора, который так и не смог полноценно вписаться в «вертикаль власти». В итоге Белых было предъявлено обвинение в получении взяток на общую сумму в 600 тысяч евро — к заявлению Зудхаймера добавились показания его экс-партнера Альберта Ларицкого, который вспомнил, что также передавал губернатору 200 тысяч. Сам Ларицкий, обвинявшийся в отмывании 250 миллионов рублей, вскоре получил относительно мягкий приговор: три года колонии. Зудхаймер позднее жаловался директору ФСБ Александру Бортникову на то, что после его показаний силовики, вопреки обещаниям, не помогли ему вернуть украденные Ларицким деньги. При этом на бизнес Зудхаймера стало оказываться давление, а в октябре 2019 года в отношении него самого возбудили уголовное дело о «злоупотреблении полномочиями с причинением тяжких последствий» (ст. 201. ч. 2 УК РФ) и объявили в международный розыск. В 2018 году экс-губернатора Кировской области приговорили к восьми годами колонии строгого режима и штрафу в размере 48 миллионов рублей.
Герб Кировской области. Источник: wikimedia.org

2017 год — глава Удмуртии Александр Соловьев

Александр Соловьев. Источник: kremlin.ru, CC BY 4.0

4 апреля 2017 года глава Удмуртии Александр Соловьев был задержан в собственном доме, после чего сотрудники ФСБ перевезли его в Москву — обычным пассажирским рейсом, но в наручниках.

Соловьева обвинили в получении взятки на общую сумму в 141,7 миллиона рублей от представителей организаций, осуществляющих строительство мостов через реки Кама и Буй. В обмен глава региона должен был «обеспечить внеочередную и незамедлительную оплату выполняемых работ из федерального и регионального бюджетов, выделение лицензий для геологического изучения участка недр и на разведку, а также добычу песка и песчано-гравийной смеси».

Строительству сопутствовало множество проблем: долги по зарплате перед рабочими в какой-то момент выросли до 80 миллионов рублей, сам мост строили с нарушением проекта из металлических конструкций вместо железобетонных, но несмотря на то, что такая замена должна была удешевить строительство, смета лишь росла, а сроки открытия переносились. Основной сложностью для Соловьева стали проблемы с получением положительного заключения государственной экспертизы проекта. Без нее строительство и вовсе нельзя было начинать, однако, руководство республики решило не дожидаться решения. В сентябре 2016 года в Удмуртию приехал Владимир Путин, который должен был торжественно открыть объект что, по замыслу главы региона, автоматически должно было устранить проблему экспертизы. Однако в итоге Владимир Путин не стал открывать мост.

Через месяц после визита президента сотрудники ФСБ задержали по подозрению в превышении должностных полномочий замминистра дорожного хозяйства Удмуртии Александра Соловьева — тезку главы региона. В ноябре прошли обыски в региональных дорожно-строительных компаниях и у дочерей главы республики (одна из них работала в министерстве дорожного хозяйства Удмуртии). Первые публикации о возможной отставке руководителя республики появились в декабре 2016 года. Тогда анонимный источник в аппарате полномочного представителя президента в Поволжском федеральном округе сообщил журналистам, что в администрации президента идут консультации с кандидатами на должность Соловьева. В пресс-службе самого главы республики поспешили назвать это слухами:

«Учитывая то, что Александр Васильевич занимает 4-е место в ПФО по уровню доверия населения, учитывая то, что все наши экономические показатели выше прошлогодних, то я не понимаю, о чем может идти речь. Я уверяю, что мы работаем в нормальном режиме, строим планы на будущий год и, разумеется, ничего подобного не обсуждается… Это просто кто-то распространяет слухи», — заявила глава пресс-службы главы и правительства Удмуртии Елена Капитоненко». (udm-info)

Тем не менее разговоры о скорой отставке Соловьева продолжились. Судя по всему, ему, как и многим другим главам администраций, предлагали добровольно покинуть свой пост (всего за 2017 год сменилось руководство 20 регионов России), однако Соловьев отказывался. Об этом рассказывал руководитель 6-й службы УСБ ФСБ Иван Ткачев главе Серпуховского района Московской области Александру Шестуну, когда пытался убедить последнего уйти в отставку.

«Поверь, они так же с Соловьевым, губернатором Марий Эл говорили, с Маркеловым. Они также, уперся и один и второй. Вот я тебе говорю».

В итоге спустя полгода после визита Владимира Путина в Удмуртию Соловьев был задержан сотрудниками ФСБ. Тогдашний полномочный представитель президента в ПФО Михаил Бабич, из аппарата которого ранее «утекали» сведения о скорой отставке главы региона, на этот раз подтвердил, что переговоры Соловьева с администрацией президента действительно проходили, но зашли в тупик. Он также объяснил, почему федеральному центру было «не жалко» спасать главу Удмуртии от уголовного преследования:

«Могу только констатировать, что, несмотря на неоднократные предупреждения, выводы глава республики не сделал. В связи с этим было принято соответствующее решение президента. Кроме того, это не единственная проблема. Вы знаете, что целый ряд проблем социально-экономического характера требуют нашей перенастройки. Внутриполитическая ситуация в регионе, по сути, вышла из-под контроля, у главы республики многочисленные конфликты с местным самоуправлением. Снижение рейтинга главы региона составило почти 23% за два года. Госдолг вырос до 96% от собственных доходов, нарушены соглашения с Минфином РФ, предписано погасить вне плана 14,7 млрд руб. в текущем году. Кроме того, по шести позициям не выполнены Указы президента по зарплатам бюджетникам. И так далее».

Примечательно, что врио главы республики в тот же день был назначен секретарь «Общественной палаты» Александр Бречалов, с выступления которого и началась в 2015 году череда посадок губернаторов.

Александр Соловьев провел в СИЗО лишь несколько месяцев, после чего его перевели под домашний арест из-за проблем со здоровьем. Заседания по делу Соловьева идут с января 2019 года, до настоящего времени приговор не вынесен. За это время 69-летнего экс-главу Удмуртии несколько раз госпитализировали.

Герб Удмуртии. Источник: wikimedia.org

2017 — Глава республики Марий Эл Леонид Маркелов

Леонид Маркелов. Источник: kremlin.ru, CC BY 4.0

Глава республики Марий Эл Леонид Маркелов уволился по собственному желанию 6 апреля 2017 года, спустя два дня после задержания Александра Соловьева. В ночь с 12 на 13 апреля его задержали сотрудники ФСБ.

Начальник управления «К» СЭБ Иван Ткачев рассказывал главе Серпуховского района Александру Шестуну, что полгода до возбуждения уголовного дела жаловался руководству на Маркелова, считая того невменяемым:

«Ткачев: Когда нормальных мужиков плющат, я не выношу. Есть вот уроды моральные, например, Маркелов губернатор. У него с головой не в порядке, он картины рисовал, он себя возомнил, знаешь кем? Он такие картины рисовал с себя, что, если я тебе сейчас покажу…

Шестун: Автопортреты?

Ткачев: Он нарисовал людей в виде гусей, а сам лежит на троне, крошки хлеба разбрасывает, он все уже, патриций, блин. У него крышу сносило, его давно пора было снимать. Я полгода ходил, докладывал: „Товарищ генерал, у нас вот здесь проблемы, у него с головой не в порядке, он уже в космосе, он уже людей считает за животных“».

Кроме того, приблизительно за полгода до ареста у Маркелова, как и у экс-главы Удмуртии, стали портиться отношения с полномочным представительством президента в ПФО:

«В ноябре 2016-го года … чиновники ПФО, которые приехали представлять нового руководителя управления налоговой службы по региону, всячески подчеркивали, что это назначение не согласовано с Маркеловым. В ответ он, прокомментировал это событие, заявив, что имеет право на согласование и предлагал на должность уроженца республики. Через некоторое время, в начале 2017-го, ситуация повторилась — таким же образом прошло назначение руководителя управления федерального фонда социального страхования. Маркелов прокомментировал и этот случай. В феврале 2017 года замминистра строительства и ЖКХ России Андрей Чибис обвинил чиновников Марий Эл в подтасовке данных по капремонту многоквартирных домов. После его визита в республику, власти региона получили разнос за плохую подготовку к отопительному сезону. Первый заместитель председателя правительства республики Николай Куклин назвал данные о выявленных в Марий Эл нарушениях тенденциозными. Было похоже на то, что история с подтасовкой данных по капремонту, как и якобы слабая подготовка региона к зиме используются частью федеральных чиновников для критики регионального руководства с целью дополнительно ослабить позиции Маркелова. Никаких серьёзных последствий для республиканских чиновников не последовало — к примеру, никто не стал доводить до логического завершения историю с капремонтом». (Idel.Реалии)

Одновременно искать подступы к Маркелову стала ФСБ. В декабре 2016 года проблемы начались у птицефабрики «Акашево» — ФСБ возбудила уголовное дело по факту незаконного получения фабрикой государственных субсидий в размере 89,97 миллиона рублей. Еще в 2012 году предприятие стало предметом разговора между Владимиром Путиным и Леонидом Маркеловым: тогда президент дал поручение развивать производство, а правительство региона признало фабрику приоритетной для республики и включило в федеральную программу. За несколько лет производство получило субсидии в размере нескольких миллиардов рублей. После заведения уголовного дела министр сельского хозяйства Марий Эл Ираида Долгушева подала в отставку. Сам Маркелов тогда объяснил это тем, что Долгушева якобы устала от проверок и уволилась по состоянию здоровья, однако в марте 2017 года в отношении нее возбудили уголовное дело за служебный подлог. По версии следствия, Долгушева подписывала для «Акашево» характеристики, позволявшие предприятию получать кредиты.

ФСБ проводила обыски в нескольких марийских ведомствах, и, как утверждал глава Управления «К» СЭБ ФСБ Иван Ткачев в разговоре с главой Серпуховского района Александром Шестуном, Маркелову предлагали сложить с себя полномочия, но он отказался:

«Маркелов приехал сюда, его ломали две недели. Он написал, положил в сейф. А ушел — и раскрутил все в обратную сторону. Его бы никто не арестовал, им дали бы красиво уйти… Они пошли в противовес, была команда, паровоз поехал».

Судя по всему, в обмен на отставку глава региона пытался получить место в Совете Федерации. Для реализации этого плана предпринималось несколько попыток срочно созвать внеочередную сессию Госсобрания Марий Эл. Сначала она должна была состояться 3 апреля, потом ее отменили. 4 апреля арестовали главу соседней Удмуртии Александра Соловьева, и на следующий день сессия все же состоялась.

Единственным вопросом на повестке дня стоял отказ одного из депутатов «Единой России» от своего места. В первом варианте повестки, по словам депутатов, также значился вопрос об учреждении еще одной должности заместителя спикера. Как пишет издание «Idel.Реалии», 6 апреля в 12:00 было запланировано заседание политсовета региональной «Единой России», на котором Маркелову должны были передать освободившееся место в республиканском парламенте — это дало бы ему депутатскую неприкосновенность и возможность претендовать на пост сенатора. Депутатская рокировка тогда так и не состоялась, а в 14:00 Маркелов подал в отставку по собственному желанию.

Владимир Путин, принимая отставку, заявил, что «действующий глава республики просит использовать его на другом участке работы». По всей видимости, Маркелов действительно верил, что его ждет повышение. Однако советник Геннадия Зюганова, руководитель КПРФ в Кировской области Сергей Мамаев в комментарии изданию «Собеседник» утверждал, что жена Маркелова уговаривала мужа срочно бежать в Италию, где у семьи была недвижимость:

«В разговорах с Маркеловым его жена постоянно кричала: ты обманул самого Путина! Тебя посадят, надо бежать! Эти аудиозаписи есть у чекистов. Дело в том, что Леонид Маркелов еще в 2015 году клятвенно заверял Путина, что „Акашево“ — это перспективный инвестиционный проект и необходима поддержка федерального центра. А что в итоге? Миллиарды рублей кредитов были переведены в офшоры».

Спустя неделю, в ночь на 13 апреля Леонида Маркелова задержали в его собственном доме. Как считает следствие, он получил взятку в размере 235 миллионов рублей за лоббирование интересов владельца птицефабрики Николая Криваша.

«По версии следствия, чтобы отблагодарить чиновника, мачеха господина Криваша Татьяна Криваш продала в январе 2015 года акции принадлежавшего ей ОАО „Тепличное“ за 250 млн руб. предпринимательнице Наталье Савченко. Ее следствие называет деловым партнером господина Криваша: и цена сделки, считают в СКР, была заниженной в два раза, и расплатилась госпожа Савченко не только деньгами, но и векселями других предприятий самого Николая Криваша — ООО „Солнечная“ (птицефабрика) и ООО „Сельское подворье „Михайловка“. Деньги от обналиченных в Сбербанке векселей в общей сложности 235 млн руб., по данным следствия, в период с февраля 2015 по октябрь 2016 годов оказались на счете руководителя телеканала „12 регион“ Наталии Кожановой. Она, по мнению следствия, и передала их губернатору Маркелову».

На следующий день Леонида Маркелова арестовали. Впоследствии суд взыскал с Маркелова 120 объектов недвижимости, 16 автомобилей и дорогие часы — общая стоимость обращенного в доход государства имущества составила 2,2 миллиарда рублей. Приговор по делу в настоящее время не вынесен.

Как и в случае с главой Удмуртии Соловьевым, роль в отставке и последующем задержании Маркелова сыграл, среди прочих, полномочный представитель президента в ПФО Михаил Бабич.

Следующим образом комментирует роль Бабича сам Маркелов:

«Михаил Бабич только один из организаторов, кроме него есть еще „достойные“ люди. Он большой мастер на такого рода комбинации. Когда-нибудь это будет достоянием гласности, но в сегодняшних условиях это невозможно. У Бабича был конфликт с руководителем „Акашево“. Бабич считал, что Криваш плохо работал, а я считал, что хорошо. Он считал, что вправе вмешиваться в бизнес, а я не был с ним согласен. Он был инициатором всех проверок. Отсюда все и растет. Его требования были необоснованными, что и было подтверждено впоследствии. В материалах дела имеется фоноскопическая экспертиза, где есть информация, что его люди, точнее, их руками хотят забрать бизнес у руководителя „Акашево“. В результате Криваш продал „Акашево“, где уставной фонд 10 миллиардов рублей, всего за 1 миллиард. Определенные люди все это организовали так, чтобы я предстал перед вышестоящим руководством в „черном свете“».

Практически одновременное наступление на Маркелова со стороны аппарата президента и ФСБ — довольно характерная черта громких уголовных дел в отношении чиновников. Аналогичные события происходили в деле главы Удмуртии Александра Соловьева и в деле главы Серпуховского района Александра Шестуна. Механизм совместной работы АП и ФСБ устроен достаточно просто: изначально провинившемуся чиновнику мягко намекают, что лучше бы уйти по-хорошему, а в случае непонимания или противодействия начинает работу ФСБ. «Они залезут в твои дела восьми-семилетней давности. У нас срок давности 10 лет. После этого приеду не я, приедет Москва или менты. Понимаешь, да? Тебя просто под рученьки под беленьки заберут, арестуют активы. Нароют и закроют», — описывает схему работы спецслужбы Иван Ткачев в разговоре с Александром Шестуном. Несмотря на многочисленные заявления экспертов о том, что «силовой» блок проводил аресты глав регионов по собственному усмотрению, факты свидетельствуют, что ФСБ и Администрация президента действовали сообща. Таким образом, можно констатировать, что спецслужба стала одним из рычагов политического воздействия на региональные элиты. Посадки губернаторов должны были стать наглядным примером борьбы с коррупцией в «верхах», однако на деле наказание получили лишь те главы регионов, которые не смогли так или иначе договориться с Администрацией президента и силовиками. Арестованным губернаторам не удалось своевременно понять, чего от них добивается Москва, но их пример послужил ясным сигналом для остальных глав регионов: после ареста Маркелова громкие отставки продолжились, но под уголовное преследование больше губернаторы не попадали.

Иван Ткачев Александру Шестуну:

«Вообще нет никаких шансов. Все списки согласования, начиная от губернатора и в район на выборы, идут через меня. Я вижу, кого переедет через месяц, кого через два, кого через три, кого сменят, кто сам уходит, кто боится. Большая идет, очень большая. Сделай правильный выбор, послушай меня, я к тебе отношусь очень хорошо, ты же знаешь это. Я тебя не подставлял никогда, и все время держал, через прокуратуру держал, всех вокруг держал. На данный момент я тебе говорю, большая политика тебя переедет».

Герб Республики Марий Эл. Источник: wikimedia.org

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: