Аппарат прикомандированных сотрудников - ФСБ
71.list

Аппарат прикомандированных сотрудников

История

Во время существования КГБ аналогом Аппарата прикомандированных сотрудников являлся Действующий резерв КГБ, который был создан 24 октября 1955 г. решением Президиума ЦК КПСС № П165/XXI-оп «Об офицерах органов КГБ, работающих в других организациях, министерствах и ведомствах».

Прикомандированных сотрудников отправляли для работы в гражданские институты и учреждения «по согласованию с руководителями соответствующих министерств или ведомств». Сотрудники ДР присутствовали в профильных партийных органах, а после перестройки — и в коммерческих структурах.

Основной обязанностью офицеров ДР, согласно инструкции 1958 года, являлось «обеспечение режима и охрана секретности» на рабочем месте. Они также должны были выступать «примером в выполнении служебного долга, систематически повышать свою квалификацию, принципиально подходить к решению служебных вопросов, быть скромными в личном поведении на службе и в быту». При этом из инструкции ясно, что министерства и ведомства, на которых работали прикомандированные сотрудники, были проинформированы об их присутствии. Например, согласно пункту 10 инструкции, перемещение офицера внутри организации «в пределах перечня должностей, подлежащих замещению офицерами КГБ, производится руководителями министерств или ведомств по согласованию с Комитетом госбезопасности». Кроме того, согласно пункту 7, КГБ вместе с соответствующими министерствами и ведомствами был обязан ежегодно проводить сборы офицеров, состоящих в действующем резерве, на которых читались разнообразные лекции и проводились семинары. В ведомствах (на предприятиях) также существовали официальные отделы ДР КГБ. Как правило, это были Первые отделы.

Интересно также, что, согласно инструкции, офицеры КГБ «при перемещении на должности, подлежащие замещению офицерами Министерства обороны или офицерами (начальствующим составом) МВД, по договоренности с этими министерствами» откомандировывались в их распоряжение.

Процесс назначения и работы офицеров Действующего резерва регламентировали следующие документы:

24 октября 1955 г. — принято решение Президиума ЦК КПСС № П165/XXI-оп «Об офицерах органов КГБ, работающих в других организациях, министерствах и ведомствах».

24 декабря 1958 г. — утверждена Инструкция по работе с офицерским составом действующего резерва КГБ, направленным в гражданские министерства и ведомства.

C 1972 г. — вступило в силу «Положение об офицерском составе Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР, направляемом в министерства, ведомства, учреждения, учебные заведения, организации и на предприятия для контрразведывательной работы, обеспечения режима и охраны секретности и зачисляемом в действующий резерв КГБ при СМ СССР» (Приказом КГБ № 0360 от 1978 г. в Положение были внесены изменения).

1981 г. — введено решение Коллегии КГБ «О состоянии и мерах по дальнейшему улучшению работы офицеров действующего резерва контрразведывательных подразделений центрального аппарата КГБ СССР и органов КГБ на местах».

1982 г. — вступило в силу новое «Положение об офицерах действующего резерва КГБ СССР, работающих по линии контрразведывательных подразделений под прикрытием министерств, госкомитетов и ведомств СССР».

Даже после развала СССР институт кураторства КГБ над госструктурами и предприятиями не был полностью ликвидирован. Ведомства бывшего СССР были преобразованы в разного рода госконцерны и АО, а также изменили названия и структуру, однако при этом внутри них остались прикомандированные сотрудники. В частности, такие сотрудники сохранились в «Аэрофлоте», СМИ, крупных вузах, «Интуристе», внешнеторговых организациях.

В 1994—1996 годах часть прикомандированных сотрудников КГБ сократили или просто заменили новыми в соответствии с указом президента Ельцина.

В 1998 году система офицеров действующего резерва была переименована в Аппарат прикомандированных сотрудников.

Работа АПС

В статье 15 («Взаимодействие с российскими и иностранными учреждениями») официального «Закона о ФСБ» прямо оговаривается, что «в целях решения задач обеспечения безопасности Российской Федерации военнослужащие органов федеральной службы безопасности могут быть прикомандированы к государственным органам, предприятиям, учреждениям и организациям независимо от форм собственности с согласия их руководителей в порядке, установленном Президентом Российской Федерации, с оставлением их на военной службе».

Другим указом, регулирующим деятельность АПС, предположительно, является секретный приказ № 094 «Об организации работы по прикомандированию военнослужащих органов Федеральной службы безопасности» от 24 апреля 2001 года за подписью бывшего главы ФСБ Николая Патрушева.

По словам источника Центра «Досье», близкого к генералу Ивану Ткачеву (s13), сотрудников ФСБ, работающих в госучреждениях, крупных предприятиях и других организациях, можно разделить на две категории — «прикомандированные» и «внедренные».

Статус внедренного сотрудника охраняется гостайной, и его раскрытие запрещено законом. Как правило, о присутствии внедренного сотрудника известно лишь очень ограниченному кругу людей внутри ФСБ.

Назначение прикомандированных сотрудников согласовывается на министерском или ведомственном уровне. В частности, их официально отправляют в государственные компании или компании с госучастием, различные органы законодательной и исполнительной власти, крупные политические партии, а также в другие силовые службы.

Как правило, ставленники Игоря Сечина после службы в ФСБ обычно идут в «Роснефть» или ее дочерние компании. Так, ранее служивший в УСБ ФСБ генерал Олег Феоктистов сначала занимал пост начальника СБ «Роснефти», а затем ушел советником в близкий к РПЦ банк «Пересвет», тогда как его коллега генерал Наиль Мухитов, работавший в «Роснефти», в настоящее время трудоустроен в Совбезе, а полковник Игорь Демин (фигурировавший в деле Сугробова) перешел во Всероссийский банк развития регионов, входящий в структуру «Роснефти».

В свою очередь, протеже Дмитрия Медведева и Виктора Зубкова получают должности в правительстве, Счетной палате, представительстве президента в федеральных округах, структурах «Газпрома», Центробанка, МИДа, таможни, «Ростеха» и т. д. Прикомандированные сотрудники известны руководству компаний и учреждений, в которых они работают. Как правило, их назначают на одну из руководящих должностей, предоставляя необходимые полномочия и возможности для контроля. Часто они занимают место главы службы безопасности организаций. При этом фактически они обладают возможностью контролировать все, что происходит в компании. Одновременно с выполнением обязанностей на новом рабочем месте сотрудники АПС по-прежнему должны отправлять отчеты в ФСБ и заниматься вербовкой агентуры. Учитывая двойную природу их деятельности, достаточно часто возникают конфликты интересов. Согласно приказу директора ФСБ № 094 от 24 апреля 2001 года «Об организации работы по прикомандированию военнослужащих органов Федеральной службы безопасности», если зарплата прикомандированного сотрудника на новом месте выше, чем в ФСБ, разницу необходимо вернуть ведомству. По этой причине многие офицеры, помимо официальной зарплаты, получают надбавки в конвертах. Постепенно прикомандированные офицеры теряют лояльность к ФСБ и начинают действовать в собственных финансовых интересах, приоритизируя задачи более щедрого руководства. В 2003 году бывший подполковник КГБ-ФСБ Константин Казанцев отмечал в своем обращении к президенту Путину:
«Нарастающими темпами деградирует аппарат прикомандированных сотрудников ФСБ, который при иных подходах к его формированию и организации работы мог быть эффективным инструментом в решении задач, стоящих перед органами безопасности. Контрразведывательная результативность многих офицеров этого аппарата, как правило, заместителей директоров по режиму предприятий прежде всего оборонно-промышленного комплекса, практически нулевая. На должности последних в основном назначаются „свои“, „нужные“ люди, основная энергия которых уходит на реализацию задач, ничего общего не имеющих с обеспечением интересов безопасности страны».

Агенты и информаторы

Помимо прикомандированных сотрудников, ФСБ привлекает к работе так называемых агентов («штатных негласных сотрудников») и информаторов.

Как правило, информаторы только предоставляют информацию. Агенты действуют более активно, участвуя в оперативно-розыскных мероприятиях и выполняя конкретные задания руководства. Многих осведомителей и агентов вербуют в обмен на сокрытие компрометирующей информации или отказ от уголовного преследования. Другим стимулом обычно является денежное вознаграждение.

На каждого агента ФСБ заводится так называемое агентурное дело, в котором указываются обстоятельства вербовки, а также «специализация». Картотека агентурных дел теоретически призвана избежать использования агента другими службами.

В сентябре 1990 года, согласно приказу № 111 «О совершенствовании системы учета и хранения документов на агентуру органов безопасности», было уничтожено большое количество как активных, так и архивных агентурных дел. Действующих агентов перестали называть агентами даже во внутренних документах — вместо этого их стали обозначать в качестве «добровольных помощников».

Предположительно, одной из причин уничтожения документов послужил негативный для чекистов опыт публикации в открытом доступе архива Штази в ГДР. Осенью 1991 года, после путча, была создана «Комиссия по организации передачи-приема архивов КПСС и КГБ СССР на государственное хранение и их использованию». Согласно свидетельству историка Николая Петрова, участвовавшего в обработке документов для архива, к тому моменту, как он и его коллеги начали сбор документов в Москве, агентурных дел оставалось мало. Согласно подсчетам команды, после чистки в Московском КГБ уцелело лишь около 3,5 тысяч дел (в 1954 году их количество составляло 475 тысяч).

В 1995 году личности сотрудничающих с госбезопасностью были объявлены «государственной тайной», в соответствии с новой редакцией Закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Сотрудники ФСБ не всегда оформляют своих агентов и осведомителей официально. В ряде случаев дело не заводится, а вознаграждение производится непосредственно курирующим человека офицером с использованием его собственных ресурсов — денег или влияния. Агент при этом может работать не только на ФСБ, и его деятельность гораздо менее регламентирована.

К такой практике, например, прибегает глава Управления «К» СЭБ ФСБ генерал Иван Ткачев. Согласно источнику Центра «Досье» в МВД (s69), он помещал своих неофициальных агентов под госзащиту, что автоматически делало их спецсубъектами. В качестве примера агентов Ткачева и его окружения источник называет теневых банкиров Евгения Двоскина, Германа Горбунцова, Петра Чувилина и Алексея Куликова.

Помимо обычных агентов, существуют также и так называемые резиденты. Они обладают более широкими полномочиями (такими как, например, вербовка) и помогают контролировать агентурную сеть. Часто резиденты — это бывшие оперативные работники.

Отдельное место в этой структуре занимают содержатели явочных помещений, которые используются, помимо прочего, для проведения встреч с агентами и в качестве тайников. Помещения выбираются по специальным критериям, главный из которых — возможность не привлекать внимание. Кроме того, в них должны быть как минимум два входа/выхода. В качестве явочных помещений используются, например, квартиры в многоквартирных домах, номера в отелях, кафе, а также больницы и детские сады.

Примеры предположительно прикомандированных сотрудников

Прикомандированных сотрудников ФСБ можно обнаружить практически во всех значимых общественно-политических и экономических сферах.

Так, например, согласно источнику Центра «Досье» (s1), связанному с ФСБ, СЭБ официально посылает прикомандированных сотрудников в предварительно обозначенные банки. Другой пример — это «РЖД», где у 6-й службы УСБ, по сведениям источника, официально было три сотрудника. До определенного момента они обеспечивали устойчивость Виктора Якунина на посту главы компании, а также контролировали стабильность коррупционных схем в госкорпорации.

Вероятно, самый известный пример «прикомандированного» сотрудника — это бывший глава 6-ой службы УСБ ФСБ Олег Феоктистов, который, покинув спецслужбу, работал главой службы безопасности «Роснефти» Игоря Сечина во время скандального задержания министра Улюкаева, а затем занимался санацией банка «Пересвет», связанного с РПЦ.

Также следует упомянуть Романа Каратаева, которого СМИ называют внештатным сотрудником управления «М» ФСБ РФ в администрации губернатора Андрея Воробьева и куратором похоронного бизнеса Москвы и Московской области.

Кроме того, прикомандированным сотрудником, предположительно, мог являться президент международного банка «Санкт-Петербург» и экс-сенатор Сергей Бажанов. Согласно его военному билету, с 1987 года он служил в КГБ, что не упоминалось в его официальной биографии. В 1997 году Бажанов был майором ФСБ, а в 2003 году ему было присвоено звание подполковника. При этом с 1993 года он работал в банковской сфере, а с 2003 года владел банком «Санкт-Петербург». В 2008 году Сергей Бажанов занял должность сенатора от Ульяновской области. В 2018 году у банка «Санкт-Петербург» была отозвана лицензия, а Центральный Банк обвинил самого Бажанова в выводе активов.

В 2017 году, накануне реструктуризации ООО «Газпром межрегионгаз» (МРГ), на должность заместителя генерального директора по корпоративной защите «откомандировали» полковника ФСБ 43-летнего Романа Седова. Отец полковника — выходец из круга «питерских чекистов» генерал армии Алексей Седов, занимающий пост главы Второй службы ФСБ (подробнее в разделе Вторая служба ФСБ).

Сотрудник 7-го отдела управления «К» СЭБ ФСБ Вадим Уваров после громкого скандала вокруг питерской таможни был переведен в Центробанк.

Центр «Досье» составил список людей на ключевых позициях в бизнесе и власти, чье прошлое и настоящее тем или иным образом ассоциируются с КГБ/ФСБ. Хотя нельзя с полной уверенностью утверждать, что они являются именно прикомандированными сотрудниками ФСБ, все они так или иначе связаны со спецслужбами. Чтобы избежать непреднамеренного раскрытия позиций ставленников ФСБ, поименный список опубликован не будет: присутствие сотрудников АПС ФСБ в компаниях и институтах государства само по себе не является нарушением, хотя их предполагаемое количество ярко демонстрирует масштаб влияния ФСБ и необходимость проведения более четкого разграничения между спецслужбами и другими государственными институтами, а также бизнесом. Как выяснил Центр «Досье», прикомандированные сотрудники ФСБ проходят службу в администрации президента, правительстве, министерствах и ведомствах, Центробанке, а также, в госкорпорациях и крупных госбанках, включая «Ростех», «Газпром», «Роснефть», «Лукойл», «Зарубежнефть», «Аэрофлот», ВТБ, ВЭБ и др.

9-е управление ФСО

С Аппаратом прикомандированных сотрудников тесно связано Оперативное управление (9-е управление) ФСО.

Начальником 9-го управления Федеральной службы охраны в марте 2019 года был назначен руководитель 3-й службы УСБ ФСБ Сергей Кудинов.

9-е управление ФСО уполномочено проводить оперативно-розыскные мероприятия в соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Оно проводит ОРМ в отношении сотрудников и должностных лиц администрации президента, управления делами президента, сотрудников предприятий управления делами, граждан и предприятий, имеющих прямое или косвенное отношение к администрации президента или управлению делами. Также 9-м управлением круглосуточно проводятся ОРМ на правительственных трассах, Рублево-Успенском шоссе и Кутузовском проспекте.

По информации источника (s13), УСБ ФСБ боролось за контроль над 9-м управлением ФСО, поскольку его служащие являются резервом для аппарата прикомандированных сотрудников (АПС) и назначаются в различные министерства, региональные администрации и управление делами президента.

9-е управление ФСО имеет право на прямой доклад президенту, руководителю администрации президента и руководителю управления делами президента, а также на проведение совместных ОРМ с ФСБ и МВД. Внутри ФСО 9-е управление выполняет функции УСБ.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: