Начало постсоветской эпохи – ФСБ
71.list

Начало постсоветской эпохи

В августе 1991 года авторитет КГБ в обществе был крайне низок. Однако, несмотря на деятельность комиссии, расследовавшей работу КГБ СССР, уже вскоре после подавления путча стало понятно, что люстраций и сколь-либо серьезных и последовательных мер в отношении высокопоставленных сотрудников КГБ не будет, а сокращение органов госбезопасности обуславливалось не столько осознанным желанием ослабить их, сколько катастрофической экономической ситуацией в стране.

Хотя основной функцией КГБ была политическая охрана режима, в отличие от ФСБ, Комитет госбезопасности находился хотя бы под каким-то контролем со стороны правящей партии. Один из парадоксов революционных перемен 1990−1991 годов состоял в том, что ликвидация контроля КПСС над органами госбезопасности сделала их потенциально еще более опасными для демократических основ государства.

Партийный надзор исчез, но появившийся вместо него прокурорский контроль был слаб и недостаточен, а эффективных механизмов парламентского и общественного контроля над спецслужбами в 1990-е и вовсе не сложилось.

После распада СССР десятки тысяч сотрудников спецслужб России, формально не уволенных и по-прежнему имеющих в своем распоряжении пусть и временно заблокированный, но мощный и конкурентоспособный аппарат насилия, фактически оказались без средств к существованию. Находящееся в глубочайшем кризисе государство не имело возможности поддерживать минимальный уровень жизни сотрудников служб безопасности. В этих условиях набирала обороты начавшаяся еще в конце 80-х годов коммерциализация службы. Сотрудники КГБ, наряду со своей основной деятельностью, стали искать дополнительные источники доходов.

Многие генералы спецслужбы ушли в политику и бизнес. Ниже приведены лишь некоторые примеры успешных карьер сотрудников госбезопасности после упразднения КГБ.

Бывший заместитель секретаря парткома КГБ генерал Леонид Жога после отставки в 1991 году вместе с бывшими коллегами из центрального аппарата КГБ учредил ЗАО «Российская национальная служба экономической безопасности» (в настоящее время — ООО «СЭБ»).

Бывший заместитель председателя КГБ Валерий Лебедев после провала ГКЧП писал покаянные письма, а затем стал советником по экономическим вопросам председателя Отдела внешних церковных связей митрополита Кирилла (главы РПЦ), и в некоторых документах упоминался как профессор богословия.

Бывший начальник Аналитического управления КГБ Николай Леонов, написавший обращение членов ГКЧП к советскому народу, после увольнения защитил кандидатскую и докторскую диссертации. С 1994 года он преподавал современную историю в МГИМО. С 1996 года сотрудничал с журналом «Русский дом», принимал участие в телепередаче «Русский дом» вплоть до ее закрытия. Избирался депутатом Госдумы IV созыва (2003−2007 гг.) от блока «Родина», член партии «Народная воля».

Бывший начальник европейского направления Первого главного управления КГБ (внешняя разведка) Виталий Маргелов остался на службе. С 1997 по 2003 год он занимал пост заместителя директора СВР по оперативным вопросам. 7 декабря 2003 года он был избран депутатом Госдумы от партии «Единая Россия». Он являлся заместителем председателя Комитета по безопасности, членом Комиссии по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение обороны и государственной безопасности Российской Федерации, членом Комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения теракта в Беслане.

Бывший председатель КГБ Армянской СССР Валерий Бадамянц, перешедший накануне путча в центральный аппарат КГБ, после отставки руководил рядом коммерческих предприятий в Москве. В 2004 году он вошел в Попечительский совет Общероссийского общественного фонда ветеранов и сотрудников подразделений специального назначения и спецслужб органов государственной безопасности «Вымпел-Гарант» и фонда «Международное гуманитарное измерение» (МГИ). Фонд МГИ представлен в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке и отделениях ООН в Женеве и Вене, а также имеет отделения в США и Словакии. Фонд имеет Специальный консультативный статус при Экономическом и Социальном Совете ООН и статус ассоциированной неправительственной организации при Департаменте общественной информации Секретариата ООН. Помимо Бадамянца, в руководство фонда входит сын бывшего председателя КГБ Эстонской СССР, полковник КГБ в отставке Валерий Порк. Ранее Порк работал в протокольном отделе МИД СССР и осуществлял контроль за работой иностранных корреспондентов, аккредитованных в СССР.

Заместитель начальника ПГУ КГБ СССР по Западному полушарию Владимир Жижин после увольнения в 1991 году был председателем совета директоров Института стратегических оценок и анализа, затем работал в банке «МБРР», АФК «Система» и начальником информационно-аналитического отдела ОАО «Зарубежнефть».

Бывший резидент КГБ в Норвегии Лев Кошляков после развала СССР продолжил службу в СВР России. С 1994 года в отставке. Занимался бизнесом: создал и возглавил консалтинговые компании «Бизнес-линк М» и «Бизнес-лиг М». С тех пор он успел поработать в телекомпании «Вести» и ВГТРК по вопросам безопасности в конце 1990-х. Затем в 2000-х он работал в Сибирско-уральской газонефтехимической компании («Сибур»), директором по спецпроектам агентства «Интерфакс», а также в ОАО «Аэрофлот — российские авиалинии». В 2012—2015 годах он занимал позицию заместителя генерального директора ОАО «Авиакомпания «ЮТЭйр». Его сын — Сергей Кошляков (р. 1979 г.) — окончил МГИМО, работал в ВГТРК, в настоящее время возглавляет телекомпанию «Моя планета».

Бывший начальник 3-го Главного управления КГБ (военная контрразведка) Николай Рыжак, уволенный со службы по результатам расследования комиссии Степашина, защитил кандидатскую и докторскую диссертации по темам «О контроле законодательной власти за деятельностью спецслужб» и «Правовое регулирование деятельности спецслужб в системе обеспечения национальной безопасности Российской Федерации». C 1994 года он работал консультантом Совета Федерации РФ. С 2000 года Рыжак занял должность в аппарате полпреда президента РФ по Северо-Западному федеральному округу, а в 2003 году перешел в Департамент кадрового обеспечения ФСКН России. На выборах 18 сентября 2016 года Рыжак был избран депутатом Госдумы от партии «Справедливая Россия».

Другие службы того периода

Параллельно с созданием ФСБ Кремль в 90-х организовывал и другие независимые инструменты контроля и влияния. Отдельного упоминания заслуживает созданная в 1991 году Служба безопасности президента (СБП), которую возглавил телохранитель Бориса Ельцина Александр Коржаков.

Обложка мемуаров Александра Коржакова. Источник: Ozon.ru
В начале 1990-х СБП имела значительный аппаратный вес и фактически превратилась в суперспецслужбу, не ограниченную никакими законами и подчиняющуюся лично президенту. При этом Коржаков, формируя структуры СБП, в основном опирался на прежние чекистские кадры и приглашал к себе на службу бывших офицеров КГБ. Между СБП и ФСБ завязались партнерские отношения. В 1995 году СБП вошла в состав администрации президента и еще более приблизилась к политическим процессам. Однако после краха карьеры Коржакова из-за скандального дела о «коробке из-под ксерокса» летом 1996 года могущество СБП сошло на нет.​

Служба безопасности президента — первая в постсоветской России силовая структура, обслуживающая политические интересы Кремля

В истории становления постсоветских спецслужб отдельного внимания заслуживает роль Александра Коржакова — телохранителя Бориса Ельцина, создателя и руководителя Службы безопасности президента (СБП).

Когда в 1985 году Борис Ельцин был назначен Первым секретарем Московского горкома КПСС, сотрудник Девятого управления КГБ Александр Коржаков стал одним из его трех охранников. После резко-оппозиционного выступления на Пленуме ЦК в 1987 году Ельцин был снят с должности, исключен из кандидатов в члены Политбюро и переведен на работу в Госстрой. Тем не менее Коржаков сохранил с ним дружеские отношения, вопреки правилам Девятого управления, запрещающим охраннику общаться с ранее охраняемым им лицом.

В 1990 году Ельцин занял пост председателя Верховного Совета РСФСР, и Коржакову, покинувшему к тому времени КГБ, было поручено управление вопросами безопасности. После избрания Ельцина президентом Коржаков возглавил Службу безопасности президента. Верность СБП Ельцину во время августовского путча обеспечила Коржакову расположение президента в последующие годы.

Структурно СБП никаким образом не была связана с КГБ СССР, и поэтому ее не затронули реформы, сотрясавшие другие силовые структуры во время распада СССР. Получив финансирование, Коржаков начал создавать могущественную силовую структуру. СБП подчинялась лично президенту, и ее деятельность фактически не ограничивалась никакими законами.

11 декабря 1993 года Ельцин издал секретный приказ N1906с «О совершенствовании организации государственной охраны президента РФ». Несколько месяцев спустя на его основании между СБП и ФСК (Федеральной службой контрразведки, в настоящее время — ФСБ) было подписано специальное соглашение о взаимодействии. Ведомства обязались «соблюдать необходимую конспирацию в работе, не допускать расшифровки объектов заинтересованности, проводимых совместных мероприятий, а также используемых оперативных сил и средств». В качестве «объектов заинтересованности» фигурировали лица, чья политическая и общественная деятельность может быть направлена против «президента России и безопасности государства».

В 1992—1994 годах аппаратный вес Коржакова, превратившего СБП, по сути, в личную гвардию Ельцина, продолжал расти. В декабре 1994 года, в условиях начинающейся чеченской войны, Ельцин попросил Коржакова «разобраться» с НТВ — президенту не нравилось, как телекомпания освещает события. Сотрудники СБП с оружием и в масках нагрянули в офис владельца НТВ Владимира Гусинского в бывшем здании СЭВ. В результате Гусинский на время покинул Россию и на полгода уехал в Лондон. СБП также проводила оперативные мероприятия в отношении начальника информационно-аналитической службы группы «Мост», бывшего генерала КГБ Филиппа Бобкова, и вице-президента НТВ, ведущего программы «Итоги» Евгения Киселева.

Коржаков формировал кадровый состав СБП, принимая на службу бывших офицеров КГБ. Так, например, в числе сотрудников СБП оказался майор Пятого управления КГБ Александр Комельков, ранее курировавший телевидение.

В июле 1995 года, после перемещения Михаила Барсукова с поста директора Главного управления охраны (ГУО) на пост директора ФСБ, структуры ГУО были переведены под оперативное управление СБП. При этом Коржаков и Барсуков сохранили тесные рабочие связи, сотрудничество СБП и ФСБ укрепилось.

Указом президента от 28 июля 1995 г. № 773 Служба безопасности президента признавалась государственным органом в составе администрации президента Российской Федерации. Таким образом, служба официально стала частью администрации президента, произошло организационное слияние политической и силовой структур.

22 апреля 1996 года президент утвердил новое положение о СБП, в соответствии с которым начальник СБП получал статус федерального министра и первого помощника президента РФ в администрации президента.

В преддверии президентских выборов 1996 года СБП было поручено создание «черной кассы», предназначенной для оплаты грядущей избирательной кампании Ельцина. СБП взяла под контроль три сферы, гарантирующие максимальный доход: торговлю нефтью, торговлю оружием, а также торговлю драгоценными металлами и камнями («Башня Мерлина». Сергей Пархоменко, «Московские новости», № 31, 1995 год).

В июне 1996 года, перед вторым туром президентских выборов, на выходе из дома правительства были задержаны гендиректор компании «ОРТ-реклама» Сергей Лисовский и помощник главы предвыборного штаба Ельцина Анатолия Чубайса Аркадий Евстафьев. Они выносили из правительственного здания коробку из-под ксерокса, в которой находилось около 500 тысяч долларов. Задержание проводили сотрудники СБП, однако с Ельциным оно согласовано не было. Действия Коржакова связывали с конфликтом между «силовиками» и «либералами» в окружении Ельцина. На следующий день президент уволил Коржакова, а также главу ФСБ Михаила Барсукова.

В результате дела о «коробке из-под ксерокса» карьера Коржакова была разрушена. СБП потеряла свое влияние и была переподчинена Федеральной службе охраны. В рамках реорганизации СБП утратила статус юридического лица, эмблему, печати, счета в банках и других кредитных организациях, право на сбор информации в интересах обеспечения безопасности президента, право безвозмездно использовать информационные банки, базы данных администрации президента и аппарата правительства, право на проведение оперативно-розыскных мероприятий, а также право на получение кредитов из бюджетных и внебюджетных средств.

Другим подобным «инструментом», который следует упомянуть, было Контрольное управление администрации президента. В соответствии с Положением о Контрольном управлении (в редакции 1995 года) эта структура действовала как система обеспечения конституционных контрольных полномочий президента и осуществляла от имени и по поручению президента контроль за исполнением федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов федерации законов РФ, указов и распоряжений президента. В Положении также было прописано взаимодействие Контрольного управления с МВД и спецслужбами. Одним из первых громких дел, инициированных Контрольным управлением, стало дело «алмазной аферы» и фирмы Golden ADA.

Указ президента о Контрольном управлении. Источник: kremlin.ru

В 1993 году Россия остро нуждалась в западных кредитах. С целью их получения была создана фирма Golden ADA Inc. Предполагалось, что в Сан-Франциско компания создаст фабрику для огранки алмазов из Якутии, и под этот проект РФ получит кредит в размере 500 миллионов долларов США от Bank of America.

Соучредителями Golden ADA Inc числились Андрей Козленок (экс-гендиректор фирмы «Сов-Кувейт инжиниринг»), а также братья Ашот и Давид Шагиряны — проживающие в США выходцы из СССР.

Компании Golden ADA были отправлены пять тонн золотых монет царской чеканки, уникальная коллекция алмазов и другие ценности из Гохрана на общую сумму более 180 миллионов долларов США. Как выяснилось, впоследствии полученные от продажи государственных ценностей денежные средства оседали на счетах Golden ADA в швейцарских банках.

В середине 1995 года об алмазной афере стало известно Контрольному управлению администрации президента. Генеральной прокуратурой был возбужден ряд уголовных дел. В 1998 году Андрей Козленок был экстрадирован из Европы на территорию РФ. В своих показаниях он утверждал, что средства Golden ADA частично шли на финансирование избирательной кампании Ельцина, при этом крупные суммы были перечислены в фонд «Победа», который курировал Александр Коржаков.

По информации источника Центра «Досье» из Генпрокуратуры (s64), одного из фигурантов дела, которого совместно искали ФБР и ФСБ, экстрадировали из Греции в Россию, где он отбывал в заключении укороченный срок, а затем уехал в Восточную Европу и проживает там под другой фамилией.

Создание ФСБ

12 апреля 1995 года ФСК была переименована Ельциным в ФСБ и постепенно обрела власть, схожую с той, что имел КГБ (при этом следует учитывать, что часть полномочий КГБ перешла к СВР и ФСО).

Основное отличие ФСБ от КГБ заключается в том, что современная российская спецслужба не занимается внешней разведкой и охраной руководства страны.

Влиятельное Первое главное управление (ПГУ) — внешняя разведка — существует в виде отдельного ведомства. 25 ноября 1991 года Указом Президента СССР было утверждено «Положение о Центральной службе разведки СССР». Соответствующая служба была создана на основе ПГУ КГБ. Указом Президента России от 18 декабря 1991 года служба была переименована в Службу внешней разведки Российской Федерации. Первым директором службы стал Евгений Примаков — академик и советский политический деятель. Впрочем, у ФСБ все же есть официальные полномочия за пределами России. Спецслужба занимается борьбой с терроризмом и может объяснять этим любую собственную активность вне российских границ.

Не вошло в состав ФСБ и бывшее Девятое управление (Федеральная служба охраны). С 1990 по 1991 год существовала Служба охраны Президента СССР во главе с генерал-лейтенантом Юрием Плехановым. После распада СССР было образовано Главное управление охраны Российской Федерации. С 1993 по 1996 год также существовала Служба безопасности Президента Российской Федерации (СБП России) во главе с генерал-лейтенантом Александром Коржаковым. 27 мая 1996 года был принят закон Российской Федерации «О государственной охране» и создана Федеральная служба охраны Российской Федерации. Первым руководителем ФСО стал выходец из КГБ Евгений Алексеевич Муров.

При этом в спецслужбе постепенно стал усиливаться процесс восстановления структур «политического сыска», который вылился в создание департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом (Вторая служба).

В 1994 году в Положении о ФСК одной из задач ведомства была установлена борьба с «незаконно созданными или запрещенными общественными объединениями, посягающими на конституционный строй Российской Федерации».

В июне 1995 года Ельцин расширил полномочия сотрудников ФСБ: с этого момента спецслужба должна была вести борьбу с деятельностью «отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации». Спустя три года президент распорядился о возвращении в структуру ФСБ политического сыска (подразделения по выявлению идеологических противников действующей власти) — в структуре ФСБ появилось управление конституционной безопасности, которое позднее было преобразовано в департамент, а затем в службу по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Именно так в свое время называлось Постановлением Совета Министров СССР от 11 августа 1989 г. 5-е управление КГБ СССР было преобразовано в Управление по защите советского конституционного строя (Управление «3») КГБ СССР x Пятое (идеологическое) управление КГБ СССР — Управление по защите советского конституционного строя. В настоящее время именно это подразделение ФСБ сопровождает дела с политическим уклоном, такие как дело «Седьмой студии», дело «Нового величия», дела, возбужденные после митингов в поддержку независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы.

Еще одним шагом, который шел вразрез с желанием Ельцина ликвидировать чекистское прошлое, стал его собственный указ (Указ Президента Российской Федерации № 1280 от 20 декабря 1995 года «Об установлении Дня работника органов безопасности Российской Федерации»): днем работника органов безопасности Российской Федерации было установлено не 21 декабря, когда была создана российская контрразведка — ФСК, разорвавшая преемственность с советской госбезопасностью — а 20 декабря (день создания ВЧК). С точки зрения Ельцина, это было создание единого праздничного дня для всех российских спецслужб. Однако фактически данным указом Ельцин увековечил в современной России память советских репрессивных органов начиная от ВЧК до КГБ, и день «работника органов безопасности» в итоге превратился в день «чекиста», который отмечается ими до сих пор.

Указ президента о «дне чекиста». Источник: kremlin.ru

год

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: