Дело чекистов-разбойников – ФСБ
71.list

Дело чекистов-разбойников

На сегодняшний день финансовые возможности зачастую являются главной мотивацией работников спецслужб. Известно, что управление «А» («Альфа») и управление «В» («Вымпел») зарабатывают на «крышевании», частной охране и «конфискации» ценностей при штурмах и задержаниях. По свидетельству источника Центра «Досье» (s2), руководство подразделений и управление собственной безопасности ФСБ относятся к этому снисходительно, поскольку спецназовцы постоянно рискуют жизнью.

В июле 2019 года по подозрению в разбойных нападениях была задержана преступная группа, в состав которой входили семь сотрудников спецслужбы. Среди них были сотрудники «Альфы» (ЦСН), «Вымпела» (ЦСН) и СЭБ ФСБ. Выяснилось, что офицеры ФСБ использовали свои оперативные возможности для налетов на банки и вымогательства у организаций, связанных с обналичиванием денег. Получая информацию о крупных перевозках «черного нала», они организовывали разбойные нападения на их маршруте.

В налетах участвовали два бывших сотрудника СЭБ. Один из них ранее работал в отделе, который специализировался на выявлении «обнальных» площадок. Затем сотрудники СЭБ привлекли к делу спецназовцев, рассказал источник «Интерфакса». 10 июня 2019 года подозреваемые напали на предпринимателя, который привез в банк «Металлург» 136 миллионов рублей наличными. С криками «Работает ФСБ!» налетчики предъявили поддельное постановление на проведение оперативных действий и под предлогом изъятия «черного нала» отобрали у бизнесмена деньги. Полученные средства офицеры разделили между собой.

Банк «Металлург». Фото Google Maps
Преступники полагали, что банк, за которым были замечены сомнительные операции, не обратится в правоохранительные органы, чтобы избежать проверки. Однако о налете сообщил пострадавший предприниматель. Позднее издание РБК рассказало подробности дела, которые стали известны в рамках допроса задержанного 4 июля бывшего следователя прокуратуры Константина Жарова, ранее судимого за разбой:
«Во время пребывания в СИЗО „Бутырка“ Жаров, по его словам, познакомился с „неким Кахой“. Они встретились с ним на свободе весной 2019 года. Каха рассказал, что знает человека по имени Борис, у которого есть информация о людях, занимающихся нелегальными финансовыми операциями. Имея команду из сотрудников правоохранительных органов, их можно было ограбить под видом оперативно-разыскных мероприятий, считал Борис. Жаров рассказал, что решил предложить „тему“ знакомому бойцу „Альфы“ Хетагу Маргиеву. Спецназовец, по его словам, взялся найти коллег, подходящих для „операции“, и предложил привлечь к будущей инсценировке знакомого оперативника управления „К“ ФСБ — старшего лейтенанта Артура Власова. С ним Маргиев неоднократно пересекался во время обысков по экономическим преступлениям».
По данным СМИ, 89% банка «Металлург» принадлежит выходцу из Главного разведывательного управления Генштаба Минобороны РФ Юрию Карасеву. По мнению источника Центра «Досье» в ФСБ (s45), помимо прямого получения прибыли и проведения теневых схем, этот банк мог использоваться также для финансирования деятельности российских силовиков за рубежом. К примеру, через него могли проходить потоки денег от оружейного рынка или оплата деятельности российских инструкторов за границей.
«ГРУ после назначения Сергея Шойгу министром обороны начало возвращать себе ранее потерянные в борьбе с ФСБ позиции», — сообщает источник (s45), близкий к следствию. — «После успешного проведения ряда операций на Донбассе ведомство снова обрело значительные полномочия и силовые возможности. К примеру, сейчас именно сотрудники Главного управления (так долгое время официально называлось ГРУ) претендуют на контроль над ЧВК, действующими во многих странах Африки. Соответственно, значительно усилились и позиции коммерческих структур, находящихся в зоне интересов ГРУ внутри страны. Незаконные действия со стороны ФСБ было решено максимально жестко пресечь. Вычислить нападавших, рассчитывавших, что „черный нал“ никто искать не будет, при наличии оперативного ресурса было совсем несложно. Тем более, что УСБ ФСБ уже и так держало всех сотрудников управления „К“ под колпаком. Чтобы не привлекать лишнего внимания к банку, заявление оформили от частного лица и направили через милицию. Исполнителей из „тяжелых“ [сотрудников спецназа], согласившихся сотрудничать, решили не наказывать строго. Преступников, находившихся на службе в органах и обладающих всеми необходимыми навыками, чтобы скрыться, просто отпустили под домашний арест. Спецназовцев, находившихся в командировке на Кавказе, заранее предупредили, дав им возможность дезертировать».
По информации РБК, похищенные средства принадлежали ассирийским бизнесменам, занимающимся валютно-обменными операциями на территории рынка «Москва» в Люблине. Тем не менее двое из опрошенных Центром «Досье» экспертов утверждают, что речь шла о «кассе» китайских предпринимателей, которая либо выводилась через небольшой коммерческий банк, либо уходила на покупку криптовалюты. Следующим образом комментирует ситуацию источник Центра «Досье» (s18), высокопоставленный офицер ФСБ:
«Бойцы начальника банковского отдела управления „К“ СЭБ ФСБ Кирилла Черкалина уже не в первый раз работали по „китайским схемам“, поскольку китайские предприниматели и торговцы на сегодняшний день являются в Москве едва ли не главными источниками получения черного нала».
По информации источника «Досье», нападение на банк «Металлург» стало уже шестым эпизодом с начала 2018 года, когда китайские предприниматели, а также их российские посредники и курьеры, перевозящие наличные, становились жертвами людей «банковского отдела» Кирилла Черкалина, которые, в свою очередь, использовали сотрудников ЦСН для силовой поддержки. Другой эксперт (s46), много лет проработавший в ГРУ Генштаба Минобороны, отмечает, что повышенный интерес к китайскому бизнесу в результате привел к аресту Черкалина:
«Китайские бизнесмены с 2015 года набрали огромные обороты в России. Но есть нюанс: они, как правило, работают под прикрытием ГРУ, а сами китайцы зачастую являются сотрудниками китайских спецслужб. Деньги от сотрудничества с ними позволяют ГРУ финансировать собственные проекты в разных регионах мира, где сегодня присутствуют сотрудники ведомства. Первое время нападения на денежных курьеров не воспринимались всерьез. Город большой, бизнес нелегальный, бывает всякое. Но после четвертого случая, когда была ограблена инкассаторская машина на подъезде к аэропорту „Внуково“, стало понятно, что это не случайность. Быстро выяснили, что за этим стоят сотрудники ФСБ. Информацией поделились с коллегами из УСБ ФСБ, которые начали работать по делу налетчиков. Чем это закончилось — известно всем. Сотрудники ГРУ обеспечивали поддержку УСБ при задержании бойцов „Альфы“ и „Вымпела“ и при обысках в квартирах подозреваемых изъяли часть похищенных у китайцев денег».
Московский гарнизонный военный суд отправил пятерых офицеров ФСБ Владимира Урусова и Романа Оболенского (сотрудники Управления «А» ЦСН), а также Дмитрия Чуквина, Александра Карелина и Александра Власова в СИЗО № 4. Двоих, признавших вину и согласившихся сотрудничать со следствием, — Хетага Маргиева и Дмитрия Капышкина (сотрудники Управления «В» ЦСН) — оставили под домашним арестом. Позднее Карелина также перевели под домашний арест. Чуквин, Власов и Карелин, по данным СМИ, служили в управлении «К» ФСБ, а остальные фигуранты уголовного дела были бойцами Центра спецназначения ФСБ (войсковая часть 35 690), дислоцирующегося в подмосковной Балашихе. Из оглашенных в суде материалов следует, что потерпевший, у которого обвиняемые отобрали полученные по расписке миллионы — некий Александр Юрманов. Помимо статьи 159 УК РФ («Мошенничество»), в деле задержанных сотрудников ФСБ России фигурируют статьи 210 («Организация преступного сообщества»), 162 («Разбой») и 286 («Превышение должностных полномочий») УК РФ. На прозвучавший в суде вопрос Московского окружного военного суда о том, какую часть награбленного получил лично он, спецназовец Роман Оболенский ответил, что 4 миллиона рублей. По словам его защитника, Оболенский не был посвящен в детали операции и получил инструкции от сотрудника управления «К» Власова лишь незадолго до ее начала. Впоследствии был уволен начальник спецподразделения ФСБ «Альфа» Валерий Канакин, три сотрудника которого были замешаны в этом деле. По данным СМИ, в самом ЦСН в настоящее время проводится проверка. Расследовали также возможную причастность нескольких других сотрудников Центрального аппарата ФСБ, в том числе из службы наружного наблюдения. Помимо офицеров ФСБ, в деле оказались замешаны сотрудник налоговой службы и гражданские лица. В конце января 2020 года военное следственное управление Следственного комитета России завершило расследование дела, получив частичные или полные признания от всех обвиняемых. Бывшему сотруднику СЭБ Артуру Власову тогда же было предъявлено окончательное обвинение в разбое. По информации источника Центра «Досье» (s47), решение о задержании сотрудников ФСБ согласовывалось с начальником Службы экономической безопасности ФСБ Сергеем Королевым, которому подчиняется управление «К», и директором ФСБ Александром Бортниковым, которому после 2016 года было поручено навести порядок в ведомстве. Под кадровую чистку должны были попасть все, кто занимался личным обогащением, прикрывая свою деятельность разногласиями и конкуренцией между службами ФСБ, а также распространением слухов о покровительстве на самом верху. РБК упоминает о расследовании деятельности аналогичной группы сотрудников ФСБ больше года назад. В нее, предположительно, входили сотрудники Центрального аппарата ФСБ и офицеры оперативно-розыскного управления 2-й службы ФСБ. До суда дело так и не дошло, однако глава управления Игорь Щедрин, подал в отставку. Источник Центра «Досье» (s47), ветеран «Альфы», рассказывает, что перевозка денег — привычный для бойцов ЦСН способ заработка, и добавляет, что его коллег во время нападения на банк могли использовать «втемную»:
«В ЦСН всего несколько сотен бойцов. Около 400 в обоих управлениях („А“ и „В“), при этом немалая часть всегда в командировках. Все знают, кто и чем занимается. Некоторые в свободное от работы время тренируют охранные компании. Другие сами занимаются охраной объектов и очень важных персон. Но большинство возит деньги. Это называется шабашкой. Есть маршруты, где иногда задействовано несколько экипажей сразу. Например, это направление аэропорта „Внуково-3“. Иногда приходится даже ездить в регионы целыми колоннами. Договариваются командиры. Ведь нужно, чтобы выдали боевое оружие, средства связи и закрыли сутки дежурства. Иногда используется служебный транспорт с проблесковыми маячками. Инструкция простая — забрать и довезти. Изъятие денежных средств у преступников — тоже вполне штатная ситуация. Но по тому, как проходила операция, они должны были, конечно, догадываться о происходящем. Ведь им после налета была положена доля. Вероятно, часть делили между „кашниками“ и „тяжелыми“ (так называют спецназ). Часть могли и в общак отсылать. К сожалению, сейчас все больше приходит нечестных людей. Мы их называем не „альфовцы“, а „альфонсы“. Уже несколько лет назад начали закрывать на замок шкафчики в раздевалке перед тренировкой. Вот как можно лазить по карманам у того, кто тебе спину должен в бою прикрывать?».
Другой источник (s2) подтвердил, что спецназ управления «А» подрабатывает за счет «крышевания», сопровождения перевозок, охраны объектов и людей.
«Сотрудники спецназа имеют возможность забирать ценности с места штурма или задержания», — отмечает источник. По его предположению, причиной коррумпирования бойцов ЦСН является безнаказанность, поскольку УСБ и руководство спецслужбы смотрит на нарушения «сквозь пальцы». По словам собеседника «Досье», примерно то же самое происходит в Управлении «В» (Вымпел), однако о нарушениях вымпеловцев становится известно реже, поскольку они проводят секретные операции, в том числе и за границей.

Источник: YouTube/МВД ФСБ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: