После «Торнадо». Россиянин создал сервис для анонимизации криптоплатежей и оказался в СИЗО в Нидерландах, а его проект — под санкциями США // Медиазона

После введения санкций Алексей Перцев, по словам его жены, не обсуждал с ней возможность уехать из Нидерландов в другую страну, не столь строгую к обращению криптовалюты. «Вопрос, оставаться жить в Европе или нет, даже не поднимался, так как Алексей не нарушал никакие законы, а значит, и повода уезжать нет», — говорит его супруга Ксения Малик. 24 августа суд в Хертогенбосе, городе на юге Нидерландов, взял Алексея Перцева под стражу на 90 суток, отказавшись отпускать его под залог. За это время прокуратура по вопросам крупного мошенничества должна будет сформулировать обвинение. «Мы не ожидали, что нидерландские законы позволяют держать людей без предъявления обвинения. Юридические перспективы нам до конца не ясны, и я боюсь, что дело может затянуться на очень долгий срок», — говорит Ксения Малик. По ее словам, Перцев «ни от кого не скрывался» и «всегда делал только легальную работу, за которую получал легальные деньги», в том числе и в Нидерландах, где работал на компанию, название которой она говорить отказалась. В день заседания на сайте американской компании Kharon появилась новость с громким заголовком, согласно которому арестованный программист «работал в компании, связанной с ФСБ». Ее авторы напоминали, что в июне 2018 года Digital Security попала под санкции США за «разработку проекта для ФСБ». Хотя сам Перцев, судя по профилю на Linkedln и выступлению в подкасте «Базовый блок», связь с Digital Security не скрывает, исследователи почему-то сослались на некую удаленную страницу. Новость разошлась и в российских СМИ, но доказать подобную связь Перцева с ФСБ невозможно. Он работал в компании всего один год, 2017-й, а обвинения Минфина США в адрес компании касаются событий 2015 года. После внесения компании в санкционный список ее глава Илья Медведковский уверял, что она «никогда не принимала участие в политических акциях, не занималась ни в каком виде политиками», а только цифровой безопасностью. По данным базы СПАРК, Digital Security заключала контракты с российскими госкорпорациями с 2015 по 2018 год, выручка от них составляла всего около 4% от общей. После введения санкций контракты с ней государство больше не заключало. Формально связанных с ФСБ контрактов «Медиазона» не нашла. Жена арестованного разработчика Ксения Малик называет утверждения о возможной связи Перцева с ФСБ «фантазиями желтой прессы»: «Он был просто наемным работником — пришел туда работать сразу после университета и проработал меньше года».Медиазона

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.