Мы приказываем детям, чтобы они слушали начальство Кадыров помогает суфиям из Ингушетии — в их конфликте с силовиками. В обмен на это суфии собирают отряды добровольцев, которые едут на войну // Медуза

В июле 2020 года был арестован внук шейха Якуб Белхороев, депутат и бывший мэр столицы республики — Магаса. Его обвинили в хищении более 18 миллионов рублей из регионального отделения фонда социального страхования и 17 ноября 2022-го приговорили к девяти годам тюрьмы. А 27 октября 2022-го задержали его брата, руководителя контрольно-счетной палаты республики Мустафу Белхороева. Основанием послужило изъятое в ходе обыска оружие. По словам Яхьи Белхороева, это был уже седьмой обыск в доме Мустафы. К тому времени, говорит Яхья, Мустафа не только несколько раз перепроверил все комнаты, чтобы убедиться, что нигде нет незарегистрированного оружия, но и следил за гостями, чтобы они ничего не подбросили. И все же у него «нашли» инкрустированный драгоценными камнями пистолет, на который у него не было разрешения. После четвертого обыска Мустафу забрали сотрудники ФСБ, говорит Белхороев. Ему угрожали расправой над детьми, привязали к стулу и били током (о пытках семья Мустафы Белхороева рассказывала и ранее; в центре общественных связей ФСБ на запрос «Медузы» к моменту публикации этого материала не ответили). Но подписать оговор на других баталхаджинцев Белхороев отказался. Ислам Картоев преследования баталхаджинцев считает справедливыми, но в порядочность силовиков тоже не верит. По словам бывшего суфия, его брата в 2010 году задержали просто за то, что он оказался «как зевака» в зоне очередной «антитеррористической» спецоперации: «С толпой загрузили, увезли. Семь с половиной лет отсидел [по обвинению в участии в незаконном вооруженном формировании]. Сотрудники над ним смеялись: „Любопытной Варваре на базаре нос оторвали“». После массовых обысков и арестов баталхаджинцы начали уезжать из Ингушетии. «Фактически это мухаджирство — покинуть родину из-за притеснения по религиозному признаку», — считает Яхья Белхороев. Сам он переселился в Грозный, где баталхаджинцы чувствуют себя в безопасности под покровительством Рамзана Кадырова. «Во время обыска в моем доме [в Ингушетии] в 2018 году дети предлагали силовикам чай, кофе. Потом дочка подходит: „Папа, они забрали флакон духов!“ В кармане мелочь исчезла. — рассказывает он. — Мне стыдно было детям в глаза смотреть, говорить, что у нас великая страна. Потом дочка убиралась в рабочем кабинете. У меня там стояли два флага — ингушский и российский. Смотрю — российский исчез со стола». Последователи Батал-хаджи обратились за помощью к своему давнему другу Рамзану Кадырову. И вот 2 ноября 2022 года тот опубликовал в телеграме обращение в защиту суфиев, назвав их «близкими братьями». «Если они террористы, то я номер один террорист», — заявил глава Чечни. Но у этого покровительства была своя цена: братство обязалось послать через структуры Кадырова добровольцев на войну в Украине.

Медуза

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.