Дело Фролова, Черкалина и Васильева - ФСБ
71.list

Дело Фролова, Черкалина и Васильева

В апреле 2019 года были арестованы трое офицеров ФСБ: полковник Кирилл Черкалин, занимавший на тот момент должность начальника второго отдела управления «К», Дмитрий Фролов — бывший замглавы управления, уволенный в 2013 в связи с утратой доверия, — а также бывший «кашник» Андрей Васильев. Их уголовные дела наглядно демонстрируют масштабы коррупции внутри ФСБ. Формально управление «К» ФСБ должно заниматься обеспечением безопасности банковской системы России, однако в реальности полномочия и влияние этого ведомства создают идеальные условия для практически ничем не ограниченной преступной активности с миллиардными доходами. На счету Черкалина и его коллег — вымогательство взяток, крышевание предпринимателей, организация отмывания денег, ликвидация и силовой захват банков, возбуждение заказных уголовных дел. Несмотря на то что при обысках у сотрудников ФСБ изъяли драгоценности и денежные средства на общую сумму 12 миллиардов рублей, первоначально уголовные дела были возбуждены лишь по двум эпизодам вымогательства взяток — в размере $850 тысяч (Черкалин) и в размере 490 миллионов рублей (Фролов и Васильев).

Как показывают обстоятельства дела, вместо того чтобы бороться с преступностью в финансовом секторе, сотрудники управления «К» присоединились к ней, став организаторами и бенефициарами масштабных экономических преступлений. Преступное сообщество под руководством Фролова тесно сотрудничало с Агентством по страхованию вкладов (АСВ). От АСВ в управление «К» поступали отчеты, по результатам которых Фролов, а затем Черкалин выбирали новых жертв: они предлагали им решение проблем в обмен на откаты или «абонентскую плату» для себя и своих людей. В случае отказа у банков отзывалась лицензия, а все активы получали лица, приближенные к ФСБ.

Источник Центра «Досье» указывает на то, что и «абонентская плата» помогала не всегда: зачастую после получения взяток офицеры вместе с АСВ и Центробанком все равно могли ликвидировать банк.

Сразу после ареста Черкалина и его подельников первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников покинул страну. Дело «трех полковников» показывает, что коррупция, отмывание денег и бандитизм — это вполне институционализированный теневой сектор экономики, приносящий наиболее сильным участникам рынка огромные дивиденды, а их жертвам — банкротство, вынужденную эмиграцию и уголовные дела. При этом многочисленные жалобы на преступления Черкалина (за исключением двух эпизодов) остаются нерасследованными. Это может указывать на то, что дело трех полковников направлено не на реальную борьбу с коррупцией внутри ФСБ, а лишь на передел рынка крышевания теневых финансовых операций.

Видео обысков у начальника отдела управления «К» ФСБ Кирилла Черкалина появилось в нескольких телеграм-каналах в мае 2019 года. Источник: Mash

В августе 2019 года Генпрокуратура потребовала изъять в пользу государства имущество Кирилла Черкалина, оцениваемое в 6,3 миллиарда рублей, в том числе пять квартир, два загородных дома, а также 800 миллионов рублей, 72 миллиона долларов и 8 миллионов евро наличными, хотя официально за время работы в ФСБ Черкалин заработал всего 17,5 миллиона рублей. По данным агентства «Росбалт», в сентябре 2019 года Черкалин признал вину и выразил готовность раскрыть все известные ему эпизоды преступной деятельности.

«Сейчас в ФСБ приходят бизнесмены, банкиры, которые столкнулись со связкой Фролов-Черкалин и другими взаимодействовавшими с ними сотрудниками. Кстати, Фролов был лидером в этой связке. Приходящие рассказывают, какие суммы передали за общее покровительство, услуги. Но из-за отсутствия доказательной базы большинству материалов дать ход не получается. С показаниями Черкалина расследование по некоторым подобным эпизодам, возможно, удастся сдвинуть с мертвой точки» — заявил агентству источник в спецслужбах.

Кирилл Черкалин. Фото: соцсети
«Денежные средства, найденные у Черкалина дома — это только маленькая надводная часть этого коррупционного айсберга», — считает банкир Михаил Завертяев, пересекавшийся с полковниками. Следующим образом описывает реальное влияние замглавы Управления «К» издание «Фонтанка»:
«На него замыкались все региональные банковские подразделения Госбезопасности. То есть 85 начальников по субъектам РФ. Также все сотрудники аппарата прикомандированных сотрудников (АПС) в каждом российском банке также подчинены начальнику банковского отдела Лубянки. Например, в Сбербанке сидит в виде АПС генерал-полковник ФСБ, но и он выстроен под номенклатуру начальника банковского отдела — полковника. <…> С января 2017-го по май 2019-го в РФ отозвали лицензию у 121 банка, 36 учреждений пошли по процедуре добровольной ликвидации. Черную дыру тоже представить не сложно. Если наиболее мощные провалы в „Югре“ — под 100 млрд, а в ФК „Открытие“ — 190 миллиардов, то минимальная совокупная цифра выползает при умножении на десять. Три триллиона — не ошибемся. Это уже не деньги, а математический термин. Вся информация по каждому банку обязательно проходила через Кирилла Черкалина».
Справа Михаил Иванович Завертяев. Источник: Журнал «ЛИЦА БИЗНЕСА» № 5−6(119) 2006 г. Издательский дом «Деловая Столица»
Хотя наибольшую известность в рамках уголовного дела приобрел обладатель 12 миллиардов рублей наличными Кирилл Черкалин, роль руководителя группы, скорее всего, выполнял Дмитрий Фролов. Он служил в ФСБ с 1990-х годов и к середине двухтысячных стал заместителем главы управления «К» Виктора Воронина. Самые ранние упоминания о коррупционной деятельности Фролова датируются 2006 годом. По словам бывшего сотрудника «банковской» группы Департамента экономической безопасности МВД, которая боролась с обналом, Дмитрия Целякова, в 2006 году он расследовал отмывание средств через банк «Кредитимпэкс», которым владел Алексей Куликов. По словам Целякова, банк крышевало управление «К».
«„Когда мы начали разрабатывать банк, на меня вышли знакомые из силовых структур и попросили подъехать в Росфинмониторинг. Когда я приехал — там был Фролов. Лично с ним я до этого не сталкивался, но поскольку вел прослушки телефонных разговоров, то знал о его связях с Куликовым“, — рассказывает экс-сотрудник МВД. По его словам Фролов прикрывал нелегальные операции по обналичиванию денег, которые Куликов проводил через „Кредитимпэксбанк“. На встрече Дмитрий Фролов попросил не трогать банк. Он хотел, чтобы сотрудники МВД прекратили проверку, сняли прослушку и не проводили следственные действия». (PASMI.RU)
Дмитрий Фролов. Фото: Петр Кассин/Коммерсантъ
Главой службы безопасности банка «Кредитимпэкс» с 2005 по 2008 год работал экс-сотрудник СЭБ Алексей Артамонов. В 2008 году он бежал из России, стал сотрудничать с американскими властями и публично рассказал о схемах по отмыванию средств, которые практиковались в банке.
«По словам Артамонова, одна из схем выглядела так: за рубежом создавалась компания, которая якобы предоставляла кредит российской организации. Эта организация выплачивала кредит — таким образом, деньги уходили за рубеж. Артамонов получал зарплату в пять-шесть тысяч долларов, но основной доход шел с комиссии банка за работу с отмывочными схемами. В результате он зарабатывал десятки тысяч долларов в месяц, а однажды получил сразу 100 тысяч долларов. Доход за три года составил порядка 2,5 миллиона долларов. Как рассказал Артамонов, большую часть заработанных денег тратила его жена Виктория. „Если ей нужно было пойти в магазин, я просто давал ей, что ей нужно. 100 тысяч рублей. 200 тысяч рублей. Я просто брал пачку денег и давал ей“, — говорит бывший сотрудник ФСБ. Как рассказал Артамонов, он поддерживал связи с сотрудниками ФСБ. Сотрудники спецслужбы якобы даже „перевозили деньги“ банка. В ФСБ и полиции банк покупал информацию о грядущих проверках со стороны государственных органов. Кроме того, Артамонов использовал свое служебное удостоверение». (Медуза)
Алексей Артамонов. Janosh and Victorya Neumann photographed in Portland, Oregon. Источник: Jim Lommasson/The Guardian

Источник Центра «Досье» в МВД (s69) считает, что Артамонов являлся прикомандированным сотрудником управления «К» и покинул Россию из-за конфликта с Фроловым.

«Фролов откомандировал Артамонова в банк, принадлежавший его близкому другу теневому банкиру Алексею Куликову. Куликов и его партнеры выделяли Артамонову крупные суммы (от 1,5 до 2 миллионов долларов) для осуществления различных мероприятий в отношении банков, которые хотели захватить, и за общее покровительство. Тем не менее, Артамонов стал прикарманивать эти суммы. В результате Фролов на него наехал, причем так сильно, что Артамонов вместе с женой уехали в Доминиканскую Республику, где попросили о встрече с представителями ФБР и согласились стать информаторами. Воронину удалось замять эту историю — на Артамонова завели уголовное дело не за госизмену, а только за мошенничество».

В мае 2020 года стало известно, что Кирилл Черкалин дал показания на своего напарника и эпизод с «Кредитимпэксом» все же вошел в уголовное дело против Дмитрия Фролова. Следствие считает, что полковник взял банк под свою опеку в 2007 году, после того как ЦБ выявил ряд сомнительных операций.

«По версии следствия, с октября 2007 по июль 2013 года банкиры ежемесячно передавали полковнику ФСБ в кафе „Кофемания“ на Пушечной улице и в других заведениях по €100−150 тыс. за общее покровительство. Всего, по подсчетам СКР, он получил в соответствии с курсом ЦБ 87 млн 146 тыс. 655 руб. 40 коп. При этом, как считает следствие, какие-либо ответные действия со стороны полковника Фролова взяткодателями „не оговаривались“, а лишь „осознавались им как возможные в будущем“. Тем не менее при предполагаемой опеке Дмитрия Фролова банк существовал довольно долго. ЦБ РФ отозвал лицензию у „Кредитимпэкса“ 26 мая 2014 года, установив, что только в 2013 году кредитная организация провела сомнительные операции на сумму более 13,5 млрд руб». (Коммерсант)

Фролова связывают и с другим человеком, имеющим репутацию крупного игрока на рынке отмывания средств, — Евгением Двоскиным. Как рассказывает бывший зампред правления «Интелфинанса» Михаил Завертяев, в 2007 году он уличил главного бухгалтера в попытке выдать кредит подставной организации, связанной с Евгением Двоскиным (в настоящее время Двоскин возглавляет крымский «Генбанк» и является фигурантом расследования спецпрокурора США Роберта Мюллера, как человек, в 2016 году организовывавший визит Трампа в Москву). На следующий день к Завертяеву явился сам Двоскин с охранником, завязалась драка. Охранник нанес банкиру удар пистолетом по голове, в результате чего Завертяев потерял сознание и оказался в больнице. Примечательно, что в тот день Двоскин и его сообщник приехали на так называемой автомобиле оперативного прикрытия — машине «Скорой помощи». В тот момент Двоскин находился под госзащитой, которую осуществляла Шестая службы УСБ ФСБ. По оценке Завертяева, за время, пока он находился в больнице, несмотря на его протесты и обращения в ЦБ, через банк было выведено за границу и обналичено около 11,7 миллиарда рублей. В том числе, по утверждению банкира, через банк прошел миллиард рублей, похищенный непосредственно из российского бюджета по схеме возврата НДС, которую расследовал Сергей Магнитский. Спустя полгода на Завертяева вышел владелец банка «Ренессанс» Андрей Розов, настойчиво советовавший оставить попытки добиться возврата этого миллиарда рублей. Именно Розов, по словам Завертяева, организовал для него встречу с высокопоставленными сотрудниками ФСБ — замдиректора службы Сергеем Смирновым, Дмитрием Фроловым и Кириллом Черкалиным. На этой встрече силовики пытались узнать, есть ли у Завертяева доказательства драки с Двоскиным (с которым, исходя из разговора, они были хорошо знакомы), а также убеждали его перестать добиваться возврата выведенных из банка денег, в частности, Смирнов предложил выкупить его долю в банке (с уже отозванной лицензией) за 50 миллионов рублей.

Схема, нарисованная Кириллом Черкалиным. Источник: Коммерсант

О связи Фролова и Двоскина заявлял также банкир Алексей Френкель, осужденный в 2008 году за убийство зампреда ЦБ Андрея Козлова. Козлов был связан с Агентством страхования вкладов: возглавляемый им комитет банковского надзора в ЦБ после учреждения АСВ в 2004 году решал, какие банки попадут в программу страхования и смогут принимать вклады частных клиентов. Для этого организациям, в частности, нужно было раскрыть реальных владельцев. После того как реестр банков был сформирован, ЦБ начал борьбу с отмыванием денег. Козлов был известен своей принципиальной позицией по этому вопросу. После ареста полковников, спустя 13 лет после убийства, Френкель рассказал, что за неделю до преступления он встречался с Двоскиным, который сообщил банкиру, что владеет информацией о деятельности Козлова. Спустя полгода, в январе 2007 года, Двоскин организовал встречу Френкеля с заместителем директора ФСБ Сергеем Смирновым, а вечером того же дня банкира арестовали. Сам он считает, что Двоскин, представивший его Смирнову как «гения финансовых операций», проводил «смотрины» и представляли его генералу как будущую «жертву», которую обвинят в убийстве Козлова. Френкель нарисовал схему, из которой следует, что посредником между Смирновым и Двоскиным был именно Фролов. Как указывает Радио «Свобода», «Двоскин под покровительством Фролова должен был увести следствие от реального заказчика преступления». По версии самого банкира, в действительности к преступлению были причастны братья Магомедовы.

Банкир Алексей Френкель. Источник: НТВ/kasparov.ru

Издание «ПАСМИ» предполагает, что Черкалин, Васильев и Фролов также крышевали банкира Германа Горбунцова. Герман Горбунцов возглавлял «Инкредитбанк» — перевалочный пункт так называемой «молдавской прачечной» — через который отмывались деньги, украденные руководителями группы «1520» на госзаказах от РЖД. Именно за получение взяток от этих лиц и был арестован полковник Захарченко, на которого, в частности, дал показания Горбунцов. По версии ПАСМИ, взятки Захарченко давали руководители ГК «1520», а вот сотрудникам управления «К» Горбунцов платил из собственного кармана. Бывший офицер МВД Дмитрий Целяков, разрабатывавший «Инкредитбанк» еще в 2007 году, рассказывает, что, по оперативным данным, Дмитрий Фролов отслеживал подозрительные транзакции в Молдову, знал о выводе средств за границу и обсуждал этот факт на встрече с главой банка Горбунцовым. Однако никаких уголовных дел возбуждено не было, а оперативные материалы МВД были «похоронены в архивах», из чего Целяков делает вывод, что Фролов с Горбунцовым договорились о взаимовыгодном партнерстве.

Источник Центра «Досье» (s8) рассказывает о неудачном сотрудничестве группы Фролова с бывшим генеральным директором некогда крупнейшей компании по энергосбыту ООО «Энергострим» Юрием Желябовским и владельцами компании Валерием и Андреем Шандаловым. Как пишет Forbes, начиная с 2008 года, «Энергострим» несколько лет подряд агрессивно скупала региональные энергетические компании, выводила из них средства, после чего предприятия оказывались банкротами. В 2011 году ООО хотело купить «Интер-РАО», председателем совета директоров которого в тот момент являлся Игорь Сечин, однако владельцы не смогли договориться о цене. Уже через несколько месяцев премьер-министр Владимир Путин публично обвинил «Энергострим» и Желябовского в выводе средств заграницу, назвав его «оборзевшим энергетиком». В отношении компании было возбуждено несколько уголовных дел, а между Желябовским и Шандаловыми начался конфликт: последние винили во всех махинациях генерального директора и утверждали, что не знали о выводе средств. По словам собеседника Центра «Досье», решать проблему взялись Дмитрий Фролов и его приближенный экс-РУБОПовец Валентин Гонастарев:
«Желябовского в „Энергостриме“ развели. Гонастарев и Фролов пообещали ему прикрытие в этой войне, устроили встречу с Ворониным. Желябовский отдал им миллион долларов, а Фролов и Гонастарев пошли к Шандалову. Тот уже предложил какое-то предприятие отдать. Они стали работать на него, но Желябовскому не сказали. Взяли у него заяву на Шандалова, сказали, двинут ее. Потом встретились, говорят, Шандалов ответную заяву подал, большие силы подключил, Желябовского буквально завтра арестуют, надо сваливать. Тот с перепугу уехал за границу. В его отсутствие Шандаловы захватили весь „Энергострим“ (Желябовскому принадлежало 25%), вывели оттуда, что можно было. Гонастареву и Фролову перепал какой-то кусок. По той же схеме потом разводили владельца „Югры“ Хотина».
На данный момент далеко не все из упомянутых эпизодов деятельности трех полковников стали предметом интереса правоохранительных органов, однако те преступления, в которых их все же официально обвиняют, заслуживают не меньшего внимания. Так, по версии следствия, Дмитрий Фролов и Андрей Васильев причастны к мошенничеству: в 2011 году они убедили девелопера Сергея Гляделкина передать долю в компании «Юрпромконсалтинг», которую правоохранители оценили в 490 миллионов рублей, лицам, на которых укажут два других совладельца фирмы — банкиры Владимир Столяренко и Александр Бондаренко. Следующим образом издание РБК описывает дальнейшую непростую судьбу бизнеса:
«В августе 2010 года доля связанного с Гляделкиным „Экостока“ в „Юрпромконсалтинге“ перешла ООО „М-Холдинг“ Евгения Мартынова, который в 2012 году передал ее под контроль кипрскому офшору „Дарт Вейдер Энтерпрайзиз Лимитед“. К 2015 году этой компании уже напрямую принадлежали 100% акций „Юрпромконсалтинга“. Однако в 2016 году „Дарт Вейдер Энтерпрайзиз“ была ликвидирована, и единоличным бенефициаром „Юрпромконсалтинга“ стал напрямую Мартынов. По данным СПАРК, у Мартынова нет ИНН, однако его полный тезка, также не имеющий ИНН, работал гендиректором компании „Сюлдюкарнефтегаз“, входящей в холдинг „Истсиб“. В этом холдинге в компании „Истсиб геологоразведка“ на момент задержания работал отставной офицер Фролов, о чем он сам заявил в суде».

По версии следствия, Гляделкин попал в поле зрения полковников после того, как пожаловался в ФСБ на вице-мэра Москвы Александра Рябинина. Согласно заявлению Гляделкина, в 2009 году Рябинин требовал у девелопера 2 миллиона долларов и нежилое помещение стоимостью 50 миллионов рублей. В связи с этим ему пришлось обратиться в ФСБ, и вице-мэра задержали по результатам оперативного эксперимента, который проводил Андрей Васильев на тот момент капитан 2-го отдела управления «К».

Акт оперативного эксперимента, подписанный Гляделкиным и Васильевым.
Источник: Центр «Досье»

В результате, как полагает следствие, полковники Фролов и Васильев, сопровождавшие дело, обратили внимание на состояние Гляделкина и похитили у него уже гораздо более дорогой актив. При этом, как рассказывает источник, знакомый с Гляделкиным (s56), во время расследования дела против Рябинина девелопер был взят под госзащиту, осуществлял которую шестая служба УСБ ФСБ под руководством Ивана Ткачева. Источник не исключает, что Ткачев, который впоследствии возглавил управление «К» СЭБ, мог, воспользовавшись давним знакомством, попросить Гляделкина выступить заявителем в деле трех полковников, чтобы избавиться от «старой гвардии» управления.

Столяренко и Бондаренко также объявлены в розыск по уголовному делу: с 2012 года они не живут на территории РФ. Сами банкиры не согласны с действиями следствия. Согласно их жалобе, направленной в Генпрокуратуру, Гляделкин подал заявление о хищении спустя 8 лет после сделки, кроме того, на момент ее проведения он вообще не являлся совладельцем компании, поэтому не может считаться потерпевшим. Член общественного совета ФСБ Столяренко рассказал РБК, что оффошор «Дарт Вейдер Энтерпрайзиз», приписываемый полковникам, принадлежит некоему российскому предпринимателю. При этом, по словам Столяренко, он шапочно знаком с Черкалиным, Васильевым и Фроловым — последний после увольнения из ФСБ занимался безопасностью в дочерних структурах банкиров.

«Бизнесмен признал, что раньше они “пересекались” с Фроловым и он был “не самый плохой в рядах ФСБ”. “Ну ленивый, ну опаздывал, поступали на него жалобы, что сачкует, но он работал”, — отметил Столяренко. Что касается Черкалина, то общение с ним у Столяренко и Бондаренко “было эпизодическим”. “К нам, как и в другие банки, приходили сотрудники банковского отдела. Чая выпили ведро. Васильев, как мне сообщили в банке, приходил один раз, но не ко мне, и мы с ним не знакомы, — говорит Столяренко. — С Черкалиным мы общались по вопросам банка два раза в год в 2010—2012 годах”». (РБК)

Владимир Столяренко. Источник: ИА SakhaNews
Владимир Столяренко. Источник: ИА SakhaNews
Александр Бондаренко. Источник: ИА SakhaNews
Александр Бондаренко. Источник: ИА SakhaNews

В другом эпизоде речь идет о получении Черкалиным взятки в размере 850 тысяч долларов от экс-владельца КБ «Транспортный» Александра Мазанова. Одним из посредников в деле числится Михаил Горбатов — в прошлом полковник ФСБ, прикомандированный к Администрации президента, где он возглавлял контрольно-инспекторский департамент управления президента по обеспечению конституционных прав граждан. Когда руководству КБ «Транспортный» потребовалась «крыша», Горбатов свел представителей банка с Черкалиным, который к тому моменту возглавил второй отдел управления «К», отвечающий за борьбу с коррупцией в Центробанке. Стороны договорились о том, что Черкалин будет осуществлять «общее покровительство» за 50 тысяч долларов в месяц. Как пишет газета «Коммерсант», за определенный процент от этой суммы Горбатов доставлял Черкалину деньги от банкира Мазанова с ноября 2013 по февраль 2015 года. Однако, когда у банка случились проблемы, за решение вопроса Черкалин потребовал дополнительную премию. В 2015 году Центробанк предписал банку увеличить резервы до 1,3 миллиарда рублей. Подобной суммы у Мазанова не было, поэтому он обратился за помощью к Черкалину. Спустя несколько дней сумма была уменьшена до 522 миллионов рублей, а борец с коррупцией заработал вознаграждение в размере 100 тысяч долларов. Впрочем, позже у банка все же отозвали лицензию. Экс-полковник ФСБ Михаил Горбатов в настоящее время отбывает четыре с половиной года тюремного заключения по другому делу, а судьба Александра Мазанова неизвестна. Как сообщает «Коммерсант», его несколько раз пытались заочно арестовать за мошенничество (после отзыва лицензии его банк остался должен кредиторам 40 миллиардов рублей), однако в августе 2019 года ходатайство об аресте было отозвано и на данный момент Мазанов не числится в федеральном розыске. Издание связывает это с дачей показания против Черкалина: в обнародованных в суде документах взяткодатель назван Назаровым — это может являться измененным в рамках защиты свидетелей обозначением Александра Мазанова.

Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Кирилла Черкалина. Источник: Центр «Досье»

Показания на Черкалина дал также совладелец банка «Югра» Алексей Хотин, который к моменту задержания полковника, сам находился под домашним арестом по обвинению в выводе из банка 7,5 миллиарда рублей. Как сообщил Хотин, на протяжении трех лет он платил полковнику за покровительство: тот должен был по возможности препятствовать возбуждению уголовных дел против связанных с Хотиным лиц и структур, или же, пользуясь своим влиянием, контролировать их расследование.

По словам банкира Михаила Завертяева, незадолго до его задержания он встретился с Хотиным, и тот сообщил, что проблемы у «Югры» начались по инициативе главы «Роснефти» Игоря Сечина, который хотел на выгодных условиях завладеть нефтяными активами Хотина. По словам Завертяева, тот надеялся на помощь Николая Патрушева, с которым дружил отец Хотина Юрий, однако помочь глава Совбеза, судя по всему, не смог..
В конце 2019 года полковник Черкалин признал вину и заключил соглашение со следствием. Он утверждает, что создателем преступных схем и хозяином большей части изъятых 12 миллиардов рублей был заместитель главы Агентства страхования вкладов Валерий Мирошников. Сразу же после ареста полковников Мирошников покинул страну и уволился из АСВ. Хотя беглого чиновника не раз вызывали на допросы, на данный момент он проходит по делу свидетелем и не был объявлен в розыск. В апреле 2020 стало известно о еще одной возможной жертве Кирилла Черкалина. Бывший руководитель «Руссобанка» Марк Вайнштейн заявил, что в середине 2018 году Центробанк стал выписывать его кредитному учреждению предписания по надуманным поводам. По информации издания «Коммерсант», претензии регулятора были связаны с тем, что «в поданной отчетности, например, забыли указать, что организация-заемщик из Барнаула зарегистрирована на территории Алтайского края, а еще две фирмы, числящиеся в реестре как ООО, были ошибочно названы кооперативами». После этого Вайнштейн стал искать выходы на людей, которые могли бы помочь ему решить проблему с ЦБ, и познакомился с Кириллом Черкалиным. Тот устроил ему встречу с чиновниками, однако успехом она не увенчалась: осенью 2018 года «Руссобанк» получил еще одно предписание от ЦБ. Как рассказывает источник Центра «Досье» в Следственном комитете (s80), вскоре Кирилл Черкалин пригласил Вайнштейна в ресторан и потребовал взятку в размере 500 тысяч евро, которая якобы предназначалась для Директора департамента финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ Юрия Полупанова (следует отметить, что он уволился из ЦБ спустя несколько месяцев после ареста Черкалина). Банкир еще несколько раз встречался с полковником в ресторанах Москвы, однако нужных для взятки денег у акционеров «Руссобанка» не нашлось: Вайнштен предложил Черкалину «зарплату» размером в 50 тысяч евро в месяц, но это предложение не устроило полковника.
«Расстались партнеры недовольные друг другом, и экс-банкир, по его словам, решил погасить назревающий конфликт с помощью еще одного своего приятеля из ФСБ. Выслушав господина Вайнштейна, тот якобы снабдил его записывающим устройством скрытого ношения, внешне похожим на магнитный пропуск в металлическом чехле. При изъятии „пропуска“ из кейса он автоматически должен был начинать аудиозапись. Как утверждает финансист, на этот раз он уже сам напросился на встречу с Кириллом Черкалиным в той же „Пробке“, но, едва увидев чекиста, понял, что того „будто подменили“. На все вопросы инициатора переговоров, касающиеся „незакрытых дел“ и „нерешенных проблем“ он с улыбкой отвечал: „Не понимаю, о чем ты…“. По версии Марка Вайнштейна, опытный Кирилл Черкалин его просто переиграл — он получил информацию о начале оперативного эксперимента от кого-то из своих коллег или сам почувствовал перемены в поведении партнера и затаился» (Коммерсант)
Через три дня после неудачной встречи у «Руссобанка» окончательно отозвали лицензию. После ареста Черкалина Вайнтшейн написал на него заявление в СК и добивался признания его потерпевшим, однако пока что банкиру это не удалось. По словам эксперта из ближайшего окружения Николая Патрушева (s20), широкая огласка, которую получило дело группы Фролова, вызвала недовольство у Владимира Путина, который считал, что кадровая чистка в ФСБ не должна привлекать лишнего внимания:
«Глава СЭБ Сергей Королев не получил давно подготовленного повышения, Бортников схлопотал разнос от Первого, а Патрушев получил указание усилить проверки сотрудников и давление на них».
Источник «Первого антикоррупционного СМИ» выдвигает еще одну версию: «огласка задержанию была придана из опасения, что за полковников вступятся их кураторы: бывший руководитель управления «К» Виктор Воронин и два действующих заместителя директора спецслужбы Александра Бортникова: экс-глава УСБ ФСБ Александр Купряжкин и Сергей Смирнов». Так или иначе, о действиях Фролова, Черкалина и Васильева не могло не знать их руководство — масштабы их деятельности оцениваются миллиардами рублей. С высокой степенью уверенности можно утверждать, что полковники — далеко не конечные бенефициары многолетней «борьбы с коррупцией» в банковской сфере, поэтому дело Фролова, Черкалина и Васильева вряд ли может считаться признаком системных реформ в ФСБ. Ни один из руководителей спецслужбы не понес ответственности за вскрывшиеся преступления, а новый начальник Управления «К» Иван Ткачев все так же сохраняет неограниченные полномочия по контролю за российскими банками. Таким образом, после ареста трех полковников бизнес на «сжигании» банков может строить новая, более влиятельная группировка силовиков.
Валерий Мирошников.
Источник: архивная копия сайта АСВ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: